7.14. К ВОПРОСУ ОБ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Кубанский государственный университет

Лангитюдное исследование1 )зарубежного опыта создания систем персонального учета населения свидетельствует о стремлении органов власти к оперативному учету граждан, постоянно проживающих не только в пределах конкретного государства.

Установление ограничений прав и свобод должно быть соразмерно ценностям, защищаемым законами правового государства. Эти ограничения должны учитывать необходимый баланс интересов человека, общества и государства. В соответствии со ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод вмешательство государственных органов в осуществление прав на уважение личной и семейной жизни, неприкосновенности жилища, тайны корреспонденции допустимо лишь как «необходимое в демократическом обществе» и только в определенных целях(2 ). В ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации указано, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороноспособности и безопасности государства.

Дело в том, что цель нормативного правового регулирования в сфере использования информационных технологий в деятельности национальных органов государственной власти и организаций - создание эффективной правовой основы для охраны прав и свобод граждан и защиты государственных интересов в сфере таких технологий. Именно таким образом определены цели и нового Федерального закона Российской Федерации «О персональных данных»(3 ) (далее - ФЗ РФ «О персональных данных»), так как сведения о государственных служащих в нашей стране уже защищены(4 ), а жизнь обычных граждан, представленная в цифрах и фактах многообразных информационных систем (фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата и место рождения, адрес, семейное, социальное, имущественное положение, образование, профессия, доходы, другая информация), была доступна каждому. Следовательно, информационные системы, где обрабатываются и хранятся персональные данные, должны быть зарегистрированы, а информация защищена на правовом уровне.

В соответствии с ФЗ РФ «О персональных данных» нельзя вносить в базы данных сведения о расовой, национальной принадлежности, политических и религиозных взглядах или философских убеждениях, о состоянии здоровья, интимной жизни или судимости, так как они относятся к специальной категории персональных данных. Однако создавать базы данных специальной категории можно в ряде случаев, например, при наличии письменного согласия субъекта персональных данных, в целях осуществления правосудия либо обработки персональных данных, которая осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности, об оперативно-розыскной деятельности (далее - ОРД), а также в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации (ст. 10).

В рассматриваемом аспекте новеллой российского законодательства являются биометрические положения (ст. 11 ФЗ РФ «О персональных данных»). Так, обработка биометрических персональных данных (сведения, которые характеризуют физиологические особенности человека и на основе которых можно установить его личность) может осуществляться без согласия субъекта персональных данных в связи с осуществлением правосудия, а также в случаях, предусмотренных российским законодательством.

В соответствии с названным законом нельзя вносить в базы данных сведения о национальности, политических и религиозных взглядах, интимной жизни или судимости. Все эти данные относятся к специальной категории. Однако в законе есть оговорка, согласно которой создавать базы данных специальной категории можно в ряде случаев, например, для осуществления правосудия, в соответствии с законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и уголовно-исполнительным законодательством.

Идентификация (от ср.-век. лат. identifico - отождествляю) означает установление полного совпадения предметов и/или явлений(5 ), а в криминалистике - установление тождества индивидуально-определенного объекта или личности по совокупности общих и частных признаков(6 ) (например, идентификация личности по почерку, по ДНК, следам рук и т. п.).

При определенных обстоятельствах биометрическая информация о конкретном субъекте персональных данных может стать основой для проведения оперативно-розыскных мероприятий (далее - ОРМ), в частности, в целях отождествления личности или оперативного эксперимента (ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»), которая в свою очередь может стать и результатом такой деятельности. Дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд представляются результаты ОРД, которые соответствуют установленным требованиям и могут:

- служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;

- применяться в процессе подготовки и осуществления следственных и судебных действий;

- использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, регламентирующими сбор, проверку и оценку доказательств.

Правовой основой представления результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд

являются Конституция Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации(7 ), Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»(8 ), иные нормативные правовые акты, регулирующие отношения в сфере оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности(9 ).

Этот правопорядок может также применяться при представлении результатов оперативно-розыскной деятельности в соответствии с запросами международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств, если это не противоречит международным договорам Российской Федерации и законодательству Российской Федерации.

Следует заметить, что использование и хранение биометрических персональных данных вне информационных систем персональных данных могут осуществляться только на таких материальных носителях информации и с применением такой технологии ее хранения, которые обеспечивают защиту этих данных от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, распространения.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», направленный на защиту от преступных посягательств, предусматривает возможность ограничений ряда конституционных прав граждан. Следовательно, скрытая по своей природе от общественности оперативно-розыскная деятельность представляет собой сферу повышенного риска ущемления и нарушения прав и свобод граждан, так как возможности социального контроля над ней ограничены. В связи с этим правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности социально обусловлено, в частности, задачей определить основания и порядок применения указанных ограничений с тем, чтобы их допустимые пределы не превышались, а нарушения прав и свобод граждан со стороны осуществляющих оперативно-розыскную деятельность органов, связанные с выходом за эти пределы, могли быть своевременно выявлены и устранены(10).

Введение судебного порядка ограничений указанных конституционных прав предусмотрено ст. 23 и 25 Конституции Российской Федерации и обусловлено тем, что в силу особого независимого статуса судов, осуществляющих судебную власть, судебная защита прав и свобод рассматривается как их существенная гарантия, что соответствует вытекающему из ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод праву каждого на определение его гражданских прав и обязанностей независимым и беспристрастным судом, созданным и действующим на основании закона.

По мнению судьи Конституционного Суда РФ В.И. Олейника, «Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" нуждается в глубокой переработке и приведении в соответствие с нормами других российских законов, с нормами и духом международного права, ибо, формально ссылаясь на предписания Конституции Российской Федерации, он, по существу, во многом далек от них, что позволяет и будет позволять правоприменителю нарушать конституционные права и свободы граждан»(11).

В силу относительной новизны оперативно-розыскного права, законодательства о персональных данных применение этих норм носит проблемный характер по ряду вопросов, например, применения биометрической информации, полученной негласно оперативными подразделениями. Обращает на себя внимание и проблема перемещения биоматериалов за пределы России, что непосредственно затрагивает разработку биологического оружия генно-этнической направленности. Вызывает серьезные опасения и сама возможность попадания в «недружественные» лаборатории биоматериалов людей, работающих в силовых ведомствах и на оборонных предприятиях(12).

Следует подчеркнуть, что в силу новизны правовых норм практика не выработала единых подходов, это порождает острую потребность в специальном научном исследовании, а также в толковании и разъяснении не только национальных, но и международных правил, которые регулируют отношения в сфере защиты персональных данных, особенно, когда речь идет о национальной безопасности Российского государства.

На наш взгляд, решению обозначенных проблем могли бы способствовать следующие меры:

1) в случае представления уполномоченным органам результатов ОРД, полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина, к ним должны прилагаться копии судебных решений о проведении ОРМ;

2) представление результатов ОРД, содержащих сведения об организации и тактике проведения оперативно-технических мероприятий, используемых при их проведении технических средствах (например, криминалистические автоматизированные информационные системы (Automated Fingerprint Identification System - AFIS), о штатных негласных сотрудниках оперативно-технических и оперативно-поисковых подразделений, должно в обязательном порядке согласовываться с исполнителями соответствующих мероприятий.

Следовательно, результаты ОРД, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, и указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, проверять в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Таким образом, анализ законодательства об информационной безопасности персональных данных и применение биометрических технологий в оперативно-розыскной деятельности позволяет юридически грамотно решать актуальные проблемы безопасности жизнедеятельности человека в рамках единого информационного и правового пространства государств. Этот тезис подтверждает и факт создания Европейского общества по защите данных в биометрии (European Society for Biometric Privacy).

***

1 Научные работы: Методика подготовки и оформления / Авт.-сост. И.Н. Кузнецов. Минск, 2000. С. 23.

2 Конвенция о защите прав человека и основных свобод // Международное публичное право: Сборник документов: В 2 ч. / Сост. К.А. Бекяшев, Д.К. Бекяшев. М., 2006. Ч. 1 С. 510-521.

3 О персональных данных: Федеральный закон Российской Федерации от 27.07.06 N 152-ФЗ // Российская газета. 2006. 29 июля.

4 Об утверждении Положения о персональных данных государственного гражданского служащего Российской Федерации и ведении его личного дела: Указ Президента Российской Федерации от 30.05.05. N 609 // Российская газета. 2005. 7 июня.

5 Словарь русского языка: В 4 т. М., 1985. Т.1. С. 630.

6 Криминалистика: Учебник / Под ред. И.Ф. Пантелеева, Н.А. Селиванова. М., 1993. С. 48-51, 405.

7 О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон Российской Федерации от 06.06.2007 N 90-ФЗ // Российская газета. 2007. 9 июня.

8 Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон от 12.08.95 N 144-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 33. Ст. 3349.

9 О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации»: Федеральный закон Российской Федерации от 06.06.2007 N 89-ФЗ // Российская газета. 2007. 9 июня; Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд: Приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 17.04.2007 N 368/185/164/481/32/184/97/147 // Российская газета. 2007. 16 мая.

10 Особое мнение судьи Конституционного Суда Российской Федерации Т.П. Морщаковой по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в связи с жалобой гражданки И.Г.Черновой. См.: Определение Конституционного Суда РФ от 14.07.98 N 86-0 // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1998. N 6.

11 Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ В.И. Олейника по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона от 12 августа 1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г.Черновой. См.: Определение Конституционного Суда РФ от 14.07.98 N 86-О // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1998. N6.

12 Ефременко Т. Биоматериалам дадут пропуск // Российская газета. 2007. 7 июня.




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум