5.8. ИНФОРМАЦИЯ КАК ПРЕДМЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Традиционно в науке уголовного права под предметом преступления понимают вещь, в связи с которой или по поводу которой совершается преступление. Однако мнения ученых выходят за рамки таких позиций. А.А. Герцензон считал, что предметом преступления могут быть как конкретные материальные предметы, так и те интересы, на которые направлено посягательство (1). Отход от традиционных сугубо материалистических представлений о природе предмета преступления все чаще встречается в современной уголовно-правовой литературе. Так, Спиридонова О.Е. утверждает, что есть все основания говорить о существовании в науке уголовного права нового явления - символа-предмета преступления (2). Ученые утверждают, что классическое понимание предмета преступления как вещей и иных предметов материального мира требует усовершенствования ввиду наличия в УК РФ таких предметов преступного воздействия, как электрическая энергия (ст. 2151 УК РФ), атмосфера (ст. 251 УК РФ), авторские и смежные права (ст. 146 УК РФ) и т.п. (3).

По мнению В.Н. Кудрявцева, предметом преступления могут быть: а) сами субъекты общественных отношений;

б) вещи как предпосылки общественных отношений или как форма закрепления общественных отношений;

в) действия участников общественных отношений (4). Н.А. Беляев также считает, что предметом преступления является деятельность субъектов общественных отношений (5). Разновидностью действий участников общественных отношений можно считать обязательства. Обязательства могут закрепляться в ценных бумагах, которые также могут стать предметом преступления, а точнее - лишь материальным носителем предмета преступления. Формально законодатель относит ценные бумаги к вещам. Однако многолетняя гражданско-правовая традиция, опиравшаяся на современную ей хозяйственную деятельность, исходила из непреложности бумажно-документарной формы ценных бумаг, каждая разновидность которых вследствие этого рассматривалась одновременно и как объект вещных прав (право на бумагу), и как воплощенное, инкорпорированное в бумажном носителе обязательственно-правовое требование владельца (кредитора) к должнику (право из бумаги).

На примере бездокументарных ценных бумаг особенно очевидно, что в случае, если преступник похищает ценные бумаги, то его умысел при совершении посягательства направлен не на завладение ценной бумагой как вещью (а именно - документом, бумажным носителем), а на незаконное приобретение прав, удостоверяемых этой бумагой, то есть одним или несколькими имущественными правами, которые наряду с вещами, являются самостоятельной категорией, разновидностью имущества как объекта гражданских прав (6). Таким образом, права (сведения), зафиксированные в ценных бумагах, удовлетворяющие те или иные потребности человека обладают признаками предмета хищения, то есть они также являются предметом преступления.

Данное обстоятельство прямо предусмотрено п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда от 27.12.2007. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате", где сказано, что "тайное хищение ценных бумаг на предъявителя надлежит квалифицировать как кражу чужого имущества. Последующая реализация прав, удостоверенных тайно похищенными ценными бумагами на предъявителя (то есть получение денежных средств или иного имущества), представляет собой распоряжение похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации как кража или мошенничество" (7). Смысл данного разъяснения однозначно указывает, что предметом хищения в этом случае являются не деньги и другое имущество, а право на имущество, закрепленное в ценных бумагах.

Сама бумага или другой носитель информации (например, электронный) сам по себе не представляет зачастую никакой ценности и поэтому не может рассматриваться как предмет преступления. Материальный носитель может выступать в качестве средства совершения преступления. При помощи бумаги, магнитного или электронного носителя передается текст, другие символы, звуковые сигналы, изображение и т.п.

В юридической литературе выделяют три основных критерия отграничения предмета преступления от орудий и средств совершения преступления. Во-первых, предмет преступления подвергается преступному воздействию со стороны виновного, в том числе воздействию с использованием орудий и средств совершения преступления, в то время как орудия и средства совершения преступления не могут подвергаться воздействию с использованием предмета преступления. Во-вторых, предмет преступления может находиться в объективной взаимосвязи с нарушаемым преступлением благом, орудия и средства совершения преступления в такой взаимосвязи не находятся. В-третьих, предмет преступления включается в составы преступлений с любыми формами вины, орудия и средства совершения преступления - только в составы с умышленной формой вины (8).

Тот факт, что предметом преступления выступает именно информация, а не ее носитель, подтверждает способность информации в силу своей идеальной природы легко, без ущерба для своего содержания менять форму выражения и материальный носитель. В Федеральном законе "Об информации", в ст. 2 информация определяется как "сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления", что также обращает внимание на мало значимость материального носителя информации.

Мы полностью согласны с Бикмурзиным М.П., который утверждает, что в 18 статьях Особенной части указывается на документы и средства идентификации, содержащие социально значимую информацию и подвергающиеся воздействию при совершении преступного деяния. При этом уголовно наказуемым является собственно изменение или уничтожение содержащейся на данных материальных носителях информации.

Сами по себе носители, имеющие вещную природу, не обеспечиваются уголовно-правовой охраной (9).

Определяя нематериальные признаки предмета преступления, ученые идут еще дальше, указывая, что информация как предмет преступления вообще может не быть связан с материальным носителем. Так, присоединяясь к точке зрения, что предметом преступления могут быть как физические (деньги, вещи, имущество), так и не обладающие физической формой объекты реальной действительности, С.А. Яшков утверждает, что в нормах УК РФ в качестве предмета преступления представлена как овеществленная информация (например, ст.ст. 142, 284, 138, 242 УК РФ), так и неовеществленная, то есть не закрепленная на материальном носителе (например, ст.ст. 138, 144, 155 УК РФ) (10).

К особому виду информации можно отнести результаты интеллектуальной деятельности (ноу-хау, программы для ЭВМ и др.). В комментарии к части IV ГК РФ указано, что результат интеллектуальной деятельности может иметь вещественную форму, но не она, а именно идеальная природа определяет его сущность (11). Данное заключение - есть подтверждение того, что в преступлениях, направленных против результатов интеллектуальной деятельности предметом выступает не материальный носитель, а именно нематериально благо (сведения, информация), заключенное в нем. Субъект лишь при помощи данного носителя совершает противоправное использование, копирование и т.п. информации.

Например, незаконно используя чужое изобретение, субъект, прежде всего, использует конкретное техническое решение, воплощенное в том или ином изделии (информацию), а не сам материал, из которого изготовлено изобретение. Тем более, что при незаконном использовании чужого изобретения, субъект может изготавливать аналогичные детали уже из собственного материала (например, изготавливать какую-либо деталь для двигателя в серийном порядке). В таком случае говорить о данной детали (куске железа) как о предмете преступления тем более не уместно.

В настоящее время традиционно предметом преступлений против собственности могут быть и являющиеся способом осуществления безналичных расчетов, пластиковые кредитные и расчетные карты, поскольку они являются эквивалентом соответствующих денежных сумм. Точнее сказать, предметом преступления в данном случае является информация имущественного характера об имеющихся на данных носителях (пластиковых картах) денежных средствах. "Что касается так называемых "электронных денег", когда виновные путем мошенничества и с использованием компьютерных технологий в корыстных целях используют "виртуальные" деньги для платежей, то они также могут быть предметом мошенничества в сфере банковской деятельности" (12).

В случаях, предусмотренных законом или в установленном им порядке, лицо, получившее специальную лицензию, может производить фиксацию прав, закрепляемых именной или ордерной ценной бумагой, в том числе в бездокументарной форме (с помощью средств электронно-вычислительной техники и т.п.). Лицо, осуществившее фиксацию права в бездокументарной форме, обязано по требованию обладателя права выдать ему документ, свидетельствующий о закреплении права (ст. 149 ГК РФ). Отсюда, предметом преступлений против собственности может быть информация имущественного характера, которая может быть переведена из файла собственника имущества, удостоверяемого включенной в ЭВМ ценной бумагой, в файл другого лица.

Аналогичной информацией имущественного характера могут быть записи в реестрах акционеров, которые также могут рассматриваться как предмет преступлений против собственности. Эти записи, как правило, обезличенные, то есть без указания имени, содержащие зачастую только порядковый номер. Запись в реестре акционеров - единственное основание для осуществления тех или иных прав, предоставленных акциями. В соответствии с федеральным законом "О рынке ценных бумаг" (ст. 8) учет прав собственности на ценные бумаги осуществляется посредством ведения реестра акционеров, являющегося частью системы ведения реестра и представляющего собой "список зарегистрированных владельцев с указанием количества, номинальной стоимости и категории принадлежащих им именных ценных бумаг, составленный по состоянию на любую установленную дату и позволяющий идентифицировать этих владельцев, количество и категорию принадлежащих им ценных бумаг". В соответствии с нормами данного закона, именно внесение записи в реестр акционеров является основанием для наступления права собственности на ценные бумаги (а не заключение, например, договора купли-продажи ценных бумаг, или их дарение).

Тот, кто владеет реестром в России, то владеет имуществом. Реестры стали легкой добычей жуликов всех мастей. За взятку в него могут внести любые данные, поменять имена владельцев акций, учредителей и директоров кампании. А затем, вооружившись фальшивой выпиской, захватчик выбрасывает собственника из принадлежащих ему заводов, газет, пароходов. Конечно, у реального собственника есть абстрактная возможность в суде доказать, что он - это он. Но пока он это докажет, делить становится уже нечего, а иногда и некому (13).

Таким образом, противоправное изменение такой записи неизбежно причиняет реальный материальный ущерб собственнику акций. На основании п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007г. N 51 изменение записи в реестре должно рассматриваться как оконченное преступление - преступление против собственности. Последующая реализация права, предоставленного данным реестром (например, продажа акций и т.п.) будет расцениваться как распоряжение похищенным. По своей сути запись в реестре - это сведения, информация, что подтверждает необходимость признавать предметом преступлений против собственности такое нематериальное благо, как информацию, обладающую рыночной стоимостью.

(1) Уголовное право. Часть Общая / Под ред. А.А. Герцензона. М., 1948. С. 291.

(2) Спиридонова О.Е. Символ как предмет преступления / Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Казань, 2002. С. 3.

(3) См., например: Уголовное право России. Общая часть / под ред. А.И. Рарога. М., 1997. С. 77; Российская юридическая энциклопедия / под ред. А.Я. Сухарева. М., 1999. С. 2286.

(4) Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. С. 148.

(5) Курс советского уголовного права. Т. 1 / Под ред. Н.А. Беляева, М.Д. Шаргородского. С. 304.

(6) Ветошкина М.М. Ценные бумаги как предмет хищений / Авто-реф. дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. С. 11.

(7) Российская газета N 4 от 12.01.2008.

(8) Бикмурзин М.П. Предмет преступления: теоретико-правовой анализ. Автореф. Дисс. ...канд юрид. наук. Саратов. 2005. С. 9.

(9) Бикмурзин М.П. Указ. Соч. С. 17.

(10) См.: Яшков С.А. Информация как предмет преступления / Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2005. С. 20.

(11) Никонова Е.Г. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации. Новосибирск, 2007. С. 26.

(12) Бондарь А.В., Старков О.В., Упоров И.В. Мошенничество как вид преступного посягательства против собственности и особенности его проявления в сфере банковской деятельности. Сыктывкар, 2003. С. 45.

(13) Пастухов В. Несчастная собственность//Аргументы недели. N 46 от 15 ноября 2007 г., С. 9.




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум