О ПОВЫШЕНИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ НОРМЫ УК РФ ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ТОРГОВЛЮ ЛЮДЬМИ

Алихаджиева И.С., к.ю.н., доцент, начальник управления по работе с регионами и региональными учебными заведениями, доцент кафедры административного права и государственного строительства

Поволжская академия государственной службы имени П.А. Столыпина (Саратов)

Масштабы и темпы роста бесчеловечных актов торговли людьми в целях криминальной эксплуатации в современном мире не имеют аналогов. Трафик людей признается одной из актуальных криминологических проблем и в современной России. Как отметил Президент Российской Федерации В.В. Путин в правительственной телеграмме в адрес Первой всероссийской ассамблеи неправительственных организаций по борьбе с работорговлей, торговля людьми становится одной из опаснейших угроз цивилизации, наряду с организованной преступностью, терроризмом, наркоманией и наркоторговлей. (1)

Руководствуясь необходимостью соблюдения международных обязательств и в целях оптимизации уголовно-правовой охраны личности, российский законодатель еще в декабре 2003 года принял решение о криминализации деяний, сопряженных с торговлей людьми. (2) Казалось бы, долгожданная новелла призвана устранить правовой пробел и восполнить образовавшийся законодательный вакуум в сфере противодействия работорговле. Между тем действующая редакция ст. 127 (1) УК РФ, хотя бы установившая запрет на сделки, ущемляющие свободу человека, не отражает в полной мере появление новых, нетрадиционных для страны, форм торговли людьми. Ничтожное число уголовных дел по фактам работорговли объясняется тем, что эксплуатация жертв не ограничивается трансплантацией органов и тканей, рабским трудом, вовлечением в отечественный, зарубежный и международный секс - и порнобизнес или проституцию. (3) Новой криминальной реальностью стала эксплуатация репродуктивных функций человека, включая зачатие, вынашивание и рождение ребенка (суррогатное материнство), (4) не нашедшая отражения в специальной норме российского закона. Вне уголовной юрисдикции пребывают эксплуатация в сфере преступного бизнеса, принудительное наемничество, участие в сфере производства незаконной продукции, торговля детьми с целью их противоправного усыновления (удочерения).

Другой иллюстрацией поспешной, а потому неудачной формулировки статьи 127 (1) УК РФ служит редакция диспозиции и примечания к ней, дословно воспроизводящая изложенную в международно-правовых актах о торговле людьми и пресечении рабства дефиницию торговли людьми и эксплуатации. В ст. 1 Конвенции о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами от 2 декабря 1949 года (5) сказано: "Стороны в настоящей Конвенции обязуются подвергать наказанию каждого, кто для удовлетворения похоти другого лица: сводит, склоняет или совращает в целях проституции другое лицо, даже с согласия этого лица; эксплуатирует проституцию другого лица, даже с согласия этого лица". По Протоколу о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее от 15 ноября 2000 года (6) торговля людьми означает осуществляемые в целях эксплуатации вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение людей путем угрозы силой или ее применения или других форм принуждения, похищения, мошенничества, обмана, злоупотребления властью или уязвимостью положения, либо путем подкупа, в виде платежей или выгод, для получения согласия лица, контролирующего другое лицо. К эксплуатации Протокол относит эксплуатацию проституции других лиц или другие формы сексуальной эксплуатации, принудительный труд или услуги, рабство или обычаи, сходные с рабством, подневольное состояние или извлечение органов. Права профессор Т.Г. Даурова, справедливо утверждающая, что именно ст. 1271 УК РФ может служить примером некорректной имплементации нормы международного права в российский уголовный закон. (7)

Изъятие в декабре 2003 года Федеральным законом N162-ФЗ из УК РФ статьи 152 "Торговля несовершеннолетними" породило другой юридический парадокс: наделив новый состав торговли людьми специальной целью - последующей эксплуатацией жертвы, находящейся в подневольном состоянии, законодатель тем самым ограничил практическое действие настоящей нормы. Вменить обозначенную цель при продаже новорожденных детей не представляется возможным, поскольку доказать цель эксплуатации младенца в случае его покупки для усыновления и воспитания, практически невозможно. Как обосновать и доказать правоприменителю цель эксплуатации младенца, если он был приобретен бездетными родителями, пусть и в результате купли-продажи, для благой цели - воспитания сироты? Сомнительно и то, что целью дорогостоящей сделки являлось использование новорожденного для проституции, иных сексуальных услуг, рабского труда, изъятия органов. Неопровержимым доказательством несостоятельности редакции ст. 127 (1) УК РФ служат громкие судебные процессы по делам о торговле младенцами. Так, ранее судимая за незаконные аборты и подделку документов Л. Вержбицкая покупала младенцев у матерей, решивших прервать беременность либо отказаться от новорожденного ребенка, для последующей продажи иностранным гражданам. (8) Казалось бы, все признаки купли-продажи детей наличествуют. Ведь согласно ст. 454 ГК РФ по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену). (9) Продавец (Л. Вержбицкая) передала ребенка в собственность покупателю (гражданам Германии), а покупатели уплатили за товар (новорожденный и комплект поддельных документов для пересечения государственной границы) денежную сумму (25 тыс. долларов). По всем правилам гражданско-правовой сделки ее заключение предваряло подробное описание свойств и качеств "живого" товара: "пухлые губки", "заливной смех", "носик-курносик" и т.д. Действия Л. Вержбицкой между тем были квалифицированы по статьям, карающим за подделку документов и самоуправство. Состоявшийся приговор - штраф в размере 350 тысяч рублей - иначе как судебный прецедент, легализовавший торговлю детьми, расценить нельзя. (10) Другой юридический казус данного судебного разбирательства состоит в том, что на момент совершения преступления Л. Вержбицкая не являлась штатным сотрудником Научного центра акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН. Чем мотивирован приговор суда в части самоуправных действий Л. Вержбицкой, не ясно. Как явствует из диспозиции ст. 330 УК РФ, под самоуправством понимается самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, если такими действиями причинен существенный вред. Сложно представить оспаривание правомерности действий Л. Вержбицкой Научным центром акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, предоставившим ей на своей территории собственный кабинет для реализации программы "Суррогатное материнство". Вызывает сомнение и то обстоятельство, что граждане (стороны), участвовавшие в отчуждении младенцев в качестве продавцов (матери) и покупателей (приемные родители), в будущем имели намерения оспаривать правомерность действий Л.Вержбицкой (посредника, перекупщика детей):

во-первых, они желали и на добровольных началах совершали коммерческие сделки с младенцами;

во-вторых, осознавали противозаконность манипуляций с детьми.

Аналогия уголовно наказуемых действий наблюдается в другом деле по факту продажи младенца в Новосибирске. И. Лесных и его гражданская супруга О. Ямщинина намеревались продать свою новорожденную дочь за 260 тысяч рублей. (11) И. Лесных осужден по ст. 1271 УК РФ к пяти годам лишения свободы. О. Ямщинина признана виновной в незаконных действиях по удочерению своего же ребенка и приговорена к штрафу в размере 30 тысяч рублей. На первый взгляд, случаи продажи новорожденных в Москве и Новосибирске схожи, однако суды дали содеянному разную оценку. Сравнительный анализ двух уголовных дел показал, что обвинительный приговор И.Лесных по ст. 127 (1) УК РФ основан на его согласии использовать младенца для изъятия органов. О возможном донорстве младенца И.Лесных в ходе передачи денег сообщил оперативный сотрудник (покупатель ребенка). Однако ставить точку в данном уголовном деле преждевременно. Оперативная съемка, которую неоднократно демонстрировали российские средства массовой информации, подтверждает грубую провокацию со стороны сотрудников милиции. Какие органы в младенческом возрасте могут быть изъяты для пересадки и кому? Другому младенцу? Или покупатель будет ожидать момента взросления младенца, чтобы использовать его в целях криминальной эксплуатации? Абсурдность ситуации состоит еще и в том, что получить показания жертвы предполагаемой эксплуатации невозможно. На наш взгляд, пока в диспозиции статьи 127 (1) УК РФ нет специального признака торговли несовершеннолетними в целях противозаконного усыновления, подобные случаи останутся вне рамок уголовного закона.

К несовершенству законодательных формулировок диспозиции ст. 127 (1) УК РФ, изобилующей терминологическими и оценочными категориями, следует отнести бессмысленное нагромождение разных понятий. В объективной стороне состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 127 (1) УК РФ, указано сразу шесть самостоятельных деяний, образующих оконченный состав преступления, а именно: купля-продажа, вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение человека. Закрепленное в ч. 1 ст. 127 (1) УК РФ юридическое определение торговли людьми, раскрываемое при помощи разнородных понятий, не тождественно самому понятию "торговля людьми". Согласно правилам русского языка союз "либо" означает альтернативу, а потому исключает равенство, тождество между куплей-продажей и вербовкой, перевозкой, передачей, укрывательством или получением человека. (12) Употребление в тексте статьи столь разнопорядковых, а порой просто взаимоисключающих категорий, образующих в совокупности собирательный термин "торговля людьми", абсурдно. Согласно буквальному толкованию нормы, изложенной в ст. 127 (1) УК РФ, торговля людьми есть не только купля-продажа, но и вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение человека. Возникает закономерный вопрос: разве укрывательство не предполагает перевозку или последующую за этим передачу укрываемого невольника? Каким образом будет дана уголовно-правовая оценка содеянному при наличии одновременно трех описанных деяний? Какова будет квалификация содеянного в случае, если виновный вначале приютил сироту, а потом использовал в качестве сексуального раба? Простое перечисление в одной норме разных по содержанию действий говорит о том, что законодатель уравнял все описанные им деяния и признал их одинаково (равно) опасными. Соглашаться с таким законодательным решением не следует, поскольку вербовка, на наш взгляд, более опасное деяние, нежели передача подневольного лица, а укрывательство подневольного человека на порядок опаснее его перевозки.

Торговля иначе купля-продажа как гражданско-правовой институт всегда предполагает оплату товара в различной форме (денежной, натуральной, оплату услугами и т.д.). Признак возмездности, присущий сделке купли-продажи, конкретизирован в международном праве и нашел отражение в Факультативном Протоколе к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, принятом резолюцией Генеральной Ассамблеи A/RES/54/263 от 25 мая 2000 года. (13) В нем под торговлей детьми понимается "любой акт или сделка, посредством которых ребенок передается любым лицом или любой группой лиц другому лицу или группе лиц за вознаграждение или любое иное возмещение". Каким образом российскому правоприменителю доказать факт купли-продажи, если невольник был передан виновному без оплаты или иной формы вознаграждения за него, к примеру, в качестве подарка? Можно ли отнести к торговле людьми такие действия как вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение, если они не предполагают выгоды, имущественного или иного интереса вербовщика, перевозчика, укрывателя или получателя человека? Если получение раба происходит безвозмездно хотя бы и в целях его эксплуатации, то наличествует ли в таком случае торговля потерпевшим?

По логике вещей описанные деяния всегда предшествуют самому акту торговли человеком. Необходимость введения в уголовный закон РФ самостоятельного состава преступления под заглавием "Действия, способствующие сделкам против свободы человека" с отнесением к таковым не только вербовки, (14) но и перевозки, передачи, укрывательства или получения человека для эксплуатации, очевидна. (15) Торговля людьми, на наш взгляд, это только купля-продажа человека, а все иные деяния, описанные в диспозиции статьи 127 (1) УК РФ, ничто иное как приготовительные действия к указанной сделке., Иными словами, в одной статье, регламентирующей положение об одной криминальной форме сделок, указываются другие действия, имеющие не только разное смысловое, уголовно-правовое, но и гражданско-правовое значение. Логично было бы перечислить в диспозиции все возможные сделки в отношении человека - обмен, дарение, залог и т.д., а не только ограничиваться его куплей-продажей. Иначе говоря, в анализируемой норме наличествует очевидный разрыв между наименованием, вынесенным в заголовок нормы, и изложением сути уголовно-правовой нормы в ее диспозиции. Норму, поименованную в уголовном законе торговлей людьми, следует озаглавить иначе, к примеру "Сделки против свободы человека", устранив тем самым несоответствие между заглавием и фактическим уголовно-правовым содержанием исследуемой нормы, подразумевая любое отчуждение человека. (16) Диспозиция статьи должна включать описание всех возможных сделок (найм, дарение, обмен, залог и др.), посягающих на свободу человека, защиту которой гарантирует Российская Конституция, международно-правовые акты, ратифицированные с участием Российской Федерации.

Наряду с устранением терминологических погрешностей в диспозиции ст. 127 (1) УК РФ следует внести коррективы в примечание к ней. Своим появлением оно не породило ничего более сумятицы и разночтений. (17) Что, к примеру, означает термин "подневольное состояние", о котором говорится в примечании? Обращаясь к статье 8 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., (18) запретившего государствам или частным субъектам рабство и работорговлю, где, говорится: "Никто не должен содержаться в подневольном состоянии", мы не находим определения такого состояния. Подневольным состоянием следует признать выполнение любой работы или оказание услуг под угрозой наказания, на выполнение которых лицо добровольно не давало согласия. Любую форму эксплуатации, описанную в примечании, можно именовать подневольным состоянием, обобщив все формы эксплуатации одним признаком подневольности. Зачем законодатель дублировал из конвенционных документов термин, не имеющий никакой смысловой нагрузки, остается предметом научной дискуссии. Подобные недочеты и ошибки в конструировании норм российского уголовного закона косвенно позволяют судить об уровне правотворчества и юридической техники.

В общественном сознании и юридической литературе торговля людьми прежде всего соотносится с проституцией и принудительной сексуальной эксплуатацией. (19) Упоминание о проституции и иных формах сексуального рабства является традиционным в зарубежном и международном законодательстве. Не является исключением и российский уголовный закон. В примечании к ст. 127 (1) УК РФ первыми в перечне форм возможной эксплуатации жертв торговли людьми названы проституция и иные формы сексуальной эксплуатации. Полагаем, что вне зависимости от форм и видов оказания сексуальных услуг эксплуатируемым лицом они охватываются понятием "проституция" и какого-либо отдельного упоминания в примечании, как ныне, не требуют. Не является исключением и такая форма принудительной сексуальной эксплуатации как порнобизнес, о котором специально упоминается в ряде зарубежных УК. (20)

Законодательная регламентация понятия "эксплуатация", изложенная в примечании, требует уточнений и внесения юридической ясности и в силу неразрешенности вопроса о согласии жертвы на эксплуатацию. (21) Нужно ли учитывать согласие потерпевшего на добровольное рабство, проституцию, изъятие органов? По нормам международного права добрая воля жертвы исключает ответственность за торговлю людьми. По Протоколу о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее согласие жертвы торговли людьми на запланированную эксплуатацию не принимается во внимание при угрозе силой или ее применении, других формах принуждения, похищении, мошенничестве, обмане, злоупотреблении властью или уязвимости положения, подкупе в виде платежей или выгод. Иные случаи не охватываются понятием "эксплуатация". Примат норм международного права, учитывающего согласие жертвы, означает, что в российском законодательстве по аналогии должны быть декриминализированы деяния, посягающие на жизнь, здоровье, половую свободу жертвы с ее согласия. Такой подход к ответственности работорговцев не может быть оценен однозначно и требует научного осмысления. Представляется более обоснованным, что эксплуатация жертвы преследуется безотносительно к тому, являлись ли рабство, проституция актом свободного волеизъявления или нет.

Для устранения научной дискуссии относительно уголовно-правового содержания категории "эксплуатация" следует предложить законодателю ее новую формулировку. Более точной представляется следующая ее дефиниция: "Под эксплуатацией человека в настоящей статье понимается принудительное использование его репродуктивных способностей к деторождению, принудительном донорстве, занятии проституцией и порнографией в корыстных целях, а также рабский труд и (или) безвозмездное изъятие результатов рабского труда".

***

(1) Признание. 2004. N 29. Несмотря на несомненную значимость и приоритетность проблемы торговли людьми для Российской Федерации проект Федерального закона "О противодействии торговле людьми" до сего дня так и остается на бумаге.

(2) Федеральный закон N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" от 8 декабря 2003 года // Российская газета. 2003. 16 декабря.

(3) Является показательным тот факт, что с момента введения в УК РФ ответственности за торговлю людьми за 2004 год зарегистрировано всего 17 фактов торговли, выявлено четыре человека, совершивших указанные деяния. Криминология.

Учебник для вузов / Под общ. ред. д.ю.н., проф. А.И. Долговой. 3-изд, перераб. и доп. М.: Норма, 2005. С. 571.

(4) На наш взгляд, широко применяемый термин "суррогатное материнство" не совсем точен. Нельзя исключать из перечня возможных форм эксплуатации случаи принудительного использования репродуктивных функций мужчин для зачатия детей в целях последующей продажи новорожденных.

(5) Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами от 2 декабря 1949 г. // Российская юстиция. 1995. N 7.

(6) Протокол по профилактике, пресечению и наказанию торговли людьми, особенно женщинами и детьми, дополняющий Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности // Овчинский B.C. XXI век против мафии. Криминальная глобализация и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности. М.: ИНФРА-М, 2001. Для России протокол вступил в силу 25 июня 2004 года после ратификации Федеральным законом от 26.04.2004 г. N 26-ФЗ "О ратификации Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности и дополняющих ее Протокола против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху и Протокола о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, дополняющий Конвенцию Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности" // Собрание законодательства РФ. 2004. N18. Ст. 1684. С. 3740-3741.

(7) Даурова Т.Г. Государство на защите конституционного права на свободу // Конституционные чтения: Межвузовский сборник научных трудов. Саратов, 2005. Вып. 6. С. 92.

(8) Кораблев Б. Младенцы под раздачу. История продолжается // Время новостей. 2005. 19 декабря. N 236.

(9) Ст. 454. Договор купли-продажи. Глава 30. "Купля-продажа". 1. Общие положения о купле-продаже. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Части первая-третья / Под ред. Е.Л. Забарчука. М., 2004. С. 455.

(10) Примечательно, что правоохранительные органы Германии, поданным которой Л. Вержбицкая продала одного из младенцев, незамедлительно возбудили уголовное дело против своих граждан по факту покупки ребенка в России.

(11) http://www.1tv.ru/owa/win/ort6 main.main?_p_news_title_id=84155

(12) Валгина Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина М.И. Современный русский язык: Учебник / Под редакцией Н.С. Валгиной. 6-е изд., перераб. и доп. М., Логос, 2002. С. 73.

(13) Факультативный Протокол дополняет положения Конвенции о правах ребенка путем определения детальных требований к признанию противозаконными нарушений прав ребенка в контексте торговли детьми, детской проституции и детской порнографии. Вступил в силу 18 января 2002 года. http://www.businesspravo.ru/Docum/DocumShow_DocumlD_89522.html

(14) Левченко Е.А. Торговля женщинами: нарушение прав человека или добровольное рабство? // Общественные науки и современность. 2000. N 4. С. 63.

(15) С предложением использования в российской правотворческой деятельности опыта зарубежного законодателя и криминализации вербовки людей еще в 1999 году выступил Б.В. Волженкин, утверждая, что "общественная опасность и распространенность подобных действий обосновывает целесообразность их криминализации и в Российской Федерации". Волженкин Б.В. Новый Уголовный кодекс Республики Казахстан // Правоведение. 1999. N 1. С. 147.

(16) Е.В. Евстифеева полагает правильным норму, изложенную в ст. 127 (1) УК РФ, именовать "Совершение сделок в отношении человека", под которыми понимает действия, сопряженные с продажей, покупкой, дарением человека, а равно совершением в отношении него иной сделки в форме завладения или передачи в целях эксплуатации или извлечения иной выгоды. Вполне очевидно, что термин "завладение" непригоден для употребления в диспозиции, поскольку он неприменим к человеку. В контексте рассматриваемой статьи непонятно значение термина "иная выгода". Евстифеева Е.В. Организованная преступность и торговля людьми: криминологический и уголовно-правовой анализ: специализированный учебный курс // Под ред. доц. Е.В.Кобзевой. Саратов: Саратовский Центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции. Сателлит, 2004.

(17) О смысловых и редакционных недостатках примечания к ст. 127 (1) УК РФ отмечается в работах российских ученых. См., напр.: Кривошеин П.К., Ахмедова С.Ш. Уголовная ответственность за торговлю людьми // Уголовно-правовые, пенитенциарные принципы и их реализация: правотворческий, правоприменительный уровни: Всерос. науч. - практ. конф. (28-29 марта 2005 г., г. Саратов): В 2 ч. / Под ред. Б.Т. Разгильдиева. Саратов, 2005. С. 97-103; Даурова Т.Г. Государство на защите конституционного права на свободу // Конституционные чтения: Межвузовский сборник научных трудов. Саратов, 2005. Вып. 6. С. 88-93.

(18) Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N12.

(19) Истоки такого понимания проблемы торговли людьми и сексуального рабства восходят к началу XX века, когда в странах континентальной Европы женщины из Великобритании насильственно ввергались в проституцию. Появление понятия "белое рабство", употребляемого в конвенционных документах, обязано принуждению англичанок к проституции. См., напр.: Международный договор от 18 мая 1904 года о борьбе с торговлей белыми рабынями с изменениями, внесенными в него Протоколом, утвержденным Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 3 декабря 1948 года; Международная конвенция от 4 мая 1910 года о борьбе с торговлей белыми рабынями с изменениями, внесенными в нее упомянутым выше Протоколом. В соответствии с Конвенцией государства взяли на себя обязательство наказывать лиц, виновных в совершении таких преступлений, как перевозка рабов, обращение какого-либо лица в рабство или подневольное состояние, клеймение выжиганием или иным способом и т. п. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XVIII. М., 1960.

(20) Уголовный кодекс Украины (с изменениями, внесенными согласно Законам N 2953 от 17.01.02 г.) // Ведомости Верховной Рады (ВВР). 2001. N 25-26. Ст. 131; ВВР. 2002. N 17. Ст. 121. См. также: Бойко A.M., Брич Л.П., Грищук В.К. Научно-практический комментарий Уголовного кодекса Украины от 5 апреля 2001 года / Под ред. Н.И. Мельник, Н.И. Хавронюк. Киев, 2004.

(21) См. подроб: Евстифеева Е.В. Уголовно-правовое значение согласия лица на совершение сделок в отношении него // Уголовно-правовые, пенитенциарные принципы и их реализация: правотворческий, правоприменительный уровни: Всерос. науч. - практ. конф. (28-29 марта 2005 г., г. Саратов): В 2 ч. / Под ред Б.Т. Разгильдиева. Саратов, 2005. С. 177-178.




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум