СВОБОДА ОЦЕНКИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ

Роговая С.А., аспирант кафедры уголовно-правовых дисциплин Северо-Кавказского государственного технического университета (г. Ставрополь)

Сущность уголовно-процессуального доказывания определена ст.85 УПК РФ, согласно которой доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств. Статьи 86, 87, 88 УПК РФ соответственно раскрывают сущность понятий собирания, проверки и оценки доказательств.

Из закрепленных законодателем положений следует, что уголовно-процессуальное доказывание представляет собой неразрывное единство практической деятельности субъектов доказывания, органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда по собиранию и проверке доказательств и мыслительной деятельности, заключающейся в оценке доказательств и обосновании вытекающих из них выводов.

В свете научных исследований, касающихся содержания процесса доказывания по уголовному делу, справедливым представляется мнение Н.П. Кузнецова о том, что практическая и мыслительная деятельность существенно отличаются друг от друга: первый вид деятельности представляет собой внешне объективированные действия, которые могут быть регламентированы нормами права. Деятельность же по оценке доказательств и обоснованию выводов в меньшей степени подвержена правовому регулированию и подчиняется объективно существующим, не зависящим от воли людей законам мышления, правилам логики. (1)

Наиболее сложным элементом процесса доказывания по уголовному делу в определении является оценка доказательств.

С общетеоретической позиции понятие "оценка" является сложной психологической категорией, подразумевающей мыслительные процессы и логические заключения.

Так как оценка доказательств представляет собой мыслительный процесс, а "мыслительная деятельность происходит по объективным законам диалектики и формальной логики" (2), то она не может быть детально урегулирована законом. Уголовно-процессуальный закон содержит лишь общие правила оценки.

Статьей 17 УПК РФ законодателем установлен принцип свободы оценки доказательств, в соответствии с которой судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

Однако, по нашему мнению, в научной литературе имеет место смешивание понятий внутреннего убеждения и свободной оценки доказательств субъектом доказывания по внутреннему убеждению.

Одна из наиболее полных характеристик свободной оценки доказательств, отражающая современный взгляд на проблему, дана Ю.К. Орловым, который выделяет два ее признака:

* не связанность ее субъекта самим законом, отсутствие в нем каких-либо формальных предписаний;

* не связанность субъекта оценки мнением других субъектов, запрет вмешательства в оценочную деятельность. (3)

Действительно, законодателю представляется затруднительным формально определить мыслительную деятельность по оценке доказательств субъектом доказывания в силу ряда объективных причин, но определенные нормативные рамки в законе отражены.

Орлов Ю.К. указывает, что признак свободной оценки - несвязанность ее с законом. В то же время в обоснование своего тезиса автор приводит законодательное предписание, согласно которому никакие доказательства для субъекта оценки не имеют заранее установленной силы, что закреплено в части 2 статьи 17 УПК РФ. Указанная норма закона говорит о том, что субъекту оценки дается вполне четкое указание о недопустимости использования конкретного метода оценки доказательства, то есть нельзя говорить о какой-либо связанности субъекта свободной оценки самим законом "свободной оценки". Отметим, что уголовно-процессуальный закон содержит и некоторые иные предписания, касающиеся оценки доказательств. Например, указанная статья и статья 88 УПК РФ содержит предписание о том, что оценка доказательств происходит в совокупности. (4)

Комментируя второй признак свободной оценки доказательств, указанный Ю.К. Орловым -несвязанность субъекта оценки доказательств с мнением других субъектов, Е.А. Снегирев снова отождествляет понятие свободной оценки доказательств и внутреннего убеждения при оценке доказательств и отмечает, что это безусловно является существенным признаком (свойством) внутреннего убеждения субъекта такой оценки, поскольку внутреннее убеждение отражает личную оценку субъекта доказывания. В это же время Е.А. Снегирев считает неправомерным включение в содержание данного признака указания на запрет вмешательства в оценочную деятельность. Такой запрет имеет важное значение для доказывания и, безусловно, нуждается в дальнейшем законодательном регулировании, но является лишь условием, при котором формируется внутреннее убеждение того или иного субъекта доказывания. Содержание указанной категории не исчерпывается лишь указанием на самостоятельную и личную оценку доказательств субъектом доказывания. Как отмечалось, равноценное, а может быть и более важное значение в данном случае имеет психологический компонент - уверенность субъекта доказывания в том, что оцененные им доказательства в полной мере отвечают признакам (критериям) относимости, допустимости, достоверности и достаточности.

Кроме того, еще один признак свободной оценки доказательств назван Л.Д. Кокоревым, который подчеркивает, что оценка доказательств различными участниками процесса, в том числе вышестоящими должностными лицами и органами не имеет обязательного значения для последующей оценки доказательств следователями, судьями и другими лицами, осуществляющими доказывание. (6)

Действительно, свобода оценки доказательств по внутреннему убеждению при осуществлении доказывания по уголовному делу рядовым правоприменителем трактуется как законодательная гарантия исключения влияния на субъект доказывания при расследовании или рассмотрении уголовного дела и не используется как принцип практической мыслительной деятельности при оценке доказательств по уголовному делу. На практике считается, что качественно оценить доказательства по внутреннему убеждению, это значит избежать постороннего влияния при принятии решения по уголовному делу и правильно исполнить все предписания закона. (7)

По нашему мнению, комментируя статью 17 УПК РФ, закрепляющую принцип свободной оценки доказательств, следует особенно акцентировать внимание на том, что при осуществлении доказывания по уголовному делу законодатель обязывает руководствоваться не только законом, но и совестью.

Вместе с тем роль правосознания в оценке доказательств субъектом доказывания оценивается в научных работах неоднозначно. Ряд авторов выступает против нормативного требования руководствоваться при оценке доказательств правосознанием, поскольку оно поглощается требованием, оценивать доказательства руководствуясь законом. (8)

На наш взгляд, законодатель не случайно предписал при осуществлении доказывания по уголовному делу руководствоваться именно совестью. В современных условиях, в связи с происходящими изменениями в государственном и общественном устройстве в Российской Федерации философская категория "совесть" в правовом аспекте состоит из нескольких, вполне определенных, составляющих, таких как:

* правовая культура;

* уровень общего правосознания;

* уровень профессионального правосознания;

* субъективные психофизические данные участников уголовного процесса.

Очевидно, что значение субъективных психофизических данных при поступлении на службу в государственные органы, осуществляющие уголовное преследование, в современных условиях значительно возрастает, о чем свидетельствуют, например, вносимые изменения в ФЗ "О статусе судей в РФ", но такого рода характеристики и изучение их находятся в компетенции специальных органов.

Такие же категории, как "правовая культура" и "уровень общего правосознания", на наш взгляд определяются качеством высшего профессионального образования, которое каждый гражданин РФ вправе выбирать самостоятельно, но уровень государственного регулирования в этой области необходимо усилить, поскольку уголовное преследование в Российской Федерации -прерогатива исключительно государства, и специалисты в этой области должны отвечать особенным требованиям не только как профессионалы, но и как основа гражданского общества в государстве.

Правосознание в целом можно определить как особую форму идейно-психологического отражения действительности через систему нормативно-ценностных ориентации и суждений людей о природе и закономерностях права. (9) Оно проявляет себя в виде системы идей, теорий, взглядов, чувств, эмоций, настроений, возникающих у людей под действием права и выражающихся в их отношении к правовым явлениям. Представляется так же обоснованной точка зрения ВТ. Беляева, который полагает, что правосознание есть совокупность поведенческих установок данного субъекта, реализуемой им в юридически значимой сфере. (10) То есть правосознание состоит прежде всего в юридически значимом поведении субъекта, соотносимом и оцениваемом в связи с его понятиями о праве в целом.

"Не вызывает сомнений, что наибольшую значимость в процессе оценки доказательств приобретает профессиональное правосознание правоприменителя - субъекта уголовного процесса, компетентного принимать юридически значимые решения, содержание которых может существенным образом отразиться на судьбах людей." (11)

"Под профессиональным правосознанием понимается обусловленная спецификой социальной роли и юридической деятельности систему правовых идей, взглядов, ценностных ориентации, определяющих образ жизни и мотивы поведения в служебной сфере представителей юридической профессии." (12)

Профессиональное правосознание имеют только лица, обладающие специальным юридическим образованием и достаточным профессиональным опытом. Юридическое образование предполагает наличие познаний как отраслей материального права, подзаконных нормативно-процессуальных актов, так и прикладных юридических наук, положения которых позволяют более целенаправленно, осмысленно и эффективно осуществлять правоприменительную деятельность, а профессиональный опыт - это практические познания, накопленные за годы работы.

Для профессионального правосознания юриста важным аспектом является так же его нравственное воспитание, его понимание о справедливом, возможном, должном, готовность принять во внимание законные интересы других людей. (13) Ведь от качества правосознания правоприменителя находиться в прямой зависимости достижение тех желательных результатов, которые стоят перед правовым регулированием. (14)

Высокий уровень профессионального правосознания правоприменителя - судьи, прокурора, следователя, дознавателя обуславливает всестороннее и объективное рассмотрение любого уголовного дела, соблюдение всех принципов уголовного процесса. (15)

Многие авторы в современных условиях, опираясь на классическую теорию формальной оценки доказательств, подменяют понятия свободы оценки доказательств по внутреннему убеждению и поисков объективной истины в уголовном процессе.

Учитывая, что категория "истина" законодателем из нового уголовно-процессуального кодекса исключена, то гарантией справедливого и качественного осуществления доказывания по уголовному делу является не только материальное регулирование практической деятельности правоприменителя, но и создание общих схем логических рассуждений и формирования на уровне государственной политики системы ценностей в области уголовного процесса.

При подробном рассмотрении норм Уголовно-процессуального кодекса РФ становится очевидным, что идеология нового кодекса коренным образом изменилась, целью уголовного процесса в Российской Федерации на современном этапе является обеспечение законных прав и защита интересов участников процесса, категория "истина" не употребляется, но тем не менее "истинность" уголовного процесса не подлежит сомнению. Законодатель рассчитывает, что при надлежащем соблюдении формальных норм процессуального права и руководствуясь в мыслительной деятельности провозглашенными принципами процессуального права, субъект доказывания придет к конечному решению по уголовному делу, установив истину и обеспечив права и законные интересы участников уголовного процесса.

Для формирования высокого уровня правовой культуры и профессионального правосознания, на наш взгляд, одних законодательных мер недостаточно, необходимо отлаженное государственное влияние в форме государственной политики в области уголовного процесса в Российской Федерации.

В настоящее время активно проводятся исследования посвященные возможности обеспечения свободы оценки доказательств субъектами доказывания по внутреннему убеждению. Но в современных условиях в этой области возникает еще одна существенная проблема, - влияние на формирование внутреннего убеждения субъектов уголовного процесса уровня правосознания, профессионализма и уголовно-процессуальной политики государства.

Вместе с тем, после введения в действие в 2002 году УПК РФ, уголовный процесс в России претерпел не слишком значительные механические изменения, то есть практическая деятельность субъектов уголовного процесса осуществляется в ранее действовавших формах, с исключениями, связанными с пересмотром идеологии и принципов уголовно-процессуального права РФ. Следует отметить, значительное изменение назначения уголовного процесса, его целей и задач.

Проведенные исследования позволили сделать вывод о том, что у подавляющего большинства специалистов-правоприменителей профессиональное правосознание было сформировано еще в период розыскного уголовного процесса и тоталитарной позиции государства в нем. Если в ходе практической деятельности такое правосознание не существенно влияет на сущность процесса, то отсутствие влияния принципов, назначения, целей и задач уголовного процесса в мыслительной деятельности при осуществлении доказывания по уголовному делу совершенно искажает смысл всех проводимых действий.

"В реформе уголовного процесса это не только самое основное, но и самое трудное, поскольку каждому из правоприменителей предстоит, буквально, родиться заново. И сделать это предстоит немедленно, ибо права человека - высшая ценность. Ради этого демократическое государство идет на любые уступки и на любые затраты, поскольку хорошо знает: в деле борьбы с преступностью уголовный процесс - это не только самый последний аргумент, но и самый весомый." (16)

Видимо полная реализация новой идеологии уголовного процесса Российской Федерации будет возможна только после смены поколения юристов, чье профессиональное правосознание было сформировано уже на новых принципах УПК РФ.

Литература

1. Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М. 1964.

2. Арсеньев В.Д. Основы теории доказательств в советском уголовном процессе. - Иркутск, 1980.

3. Беляев В.Г. Материальная природа правосознания // Юрист 21 века: Материалы научно-практической конференции. - Волгоград, 2001.

4. Вопленко Н.Н. Правосознание и правовая культура. - Волгоград 2000.

5. Гаевцова И.П. Правосознание как критерий оценки доказательств в уголовном процессе // Доказывание при осуществлении правосудия по уголовным делам. - Волгоград 2002.

6. Кокорев Л.Д. Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывания. - Воронеж 1995.

7. Колоколов Н.А. Судебная власть: некоторые проблемы реформирования. - Курск, 2002.

8. Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. - М. 2000.

9. Резник Т.М. Оценка доказательств по внутреннему убеждению в советском уголовном процессе. - М. 1969.

10. Сальников В.П. Профессиональное правосознание правоприменителя на современном этапе развития гражданского общества. // Юрист 21 века: Материалы научно-практической конференции Волгоград, 2001.

11. Снегирев Е.А. Оценка доказательств по внутреннему убеждению. Дис.... канд. юрид. наук. М., 2002.

1 Кокорев Л.Д. Кузнецов Н.П, Уголовный процесс: доказательства и доказывания. - Воронеж 1995 С.8.

2 Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. - М. 1964 С. 171.

3 Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М. 2000 С.83

4 Снегирев Е.А. Оценка доказательств по внутреннему убеждению: диссертация на соискание научной степени. Воронеж 2002 С.49

5 Снегирев Е.А. Оценка доказательств по внутреннему убеждению: диссертация на соискание научной степени. -Воронеж 2002 С.49.

6 Кокорев Л.Д. Кузнецов Н.П. Уголовный процесс: доказательства и доказывания. Воронеж 1995 с.224

7 Автором было проведено интервьюирование в Ставропольском крае 100 работников правоохранительных органов в 2003-2004 годах.

8 Арсеньев В.Д. Основы теории доказательств в советском уголовном процессе. Иркутск, 1980 С. 50-54, Резник Т.М. Оценка доказательств по внутреннему убеждению в советском уголовном процессе. - М. 1969 С.8.

9 Вопленко Н.Н. Правосознание и правовая культура. - Волгоград 2000 С. 13.

10 Беляев В.Г. Материальная природа правосознания // Юрист 21 века: Материал научно-практической конференции Волгоград 2001 С.23

11 Гаевцова И.П. Правосознание как критерий оценки доказательств в уголовном процессе // Доказывание при осуществлении правосудия по уголовным делам. Волгоград 2002. С. 72

12 Вопленко Н.Н. Правосознание и правовая культура. Волгоград 2000 С. 13

13 Гаевцова И.П. Правосознание как критерий оценки доказательств в уголовном процессе. // Доказывание при осуществлении правосудия по уголовным делам. Волгоград 2002 С.72

14 Сальников В.П. Профессиональное правосознание правоприменителя на современном этапе развития гражданского общества. // Юрист 21 века: Материал научно-практической конференции Воронеж 2001 С.18

15 Гаевцова И.П. Правосознание как критерий оценки доказательств в уголовном процессе. // Доказывание при осуществлении правосудия по уголовным делам. Волгоград 2002 С.73

16 Колоколов Н.А. Судебная власть: некоторые проблемы реформирования. Курск 2002 С.53




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум