УСЛОВИЯ ОПТИМИЗАЦИИ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ ДОКАЗЫВАНИЯ. РЕЗУЛЬТАТЫ ОРД: РЕЗЕРВЫ ОПТИМИЗАЦИИ УСП

Особое внимание необходимо уделить эффективности оперативной работы... В.В. Путин, Президент России (1)

Условия оптимизации достижения цели доказывания

Сколько не кричи "сахар!", - гласит восточная народная мудрость, - во рту слаще не станет. Сколько не повторяй слов о необходимости придания большей эффективности оперативной работе, даже если это делает президент страны (именно его слова мы взяли эпиграфом к настоящему фрагменту), от слов эффективности не прибавится.

Нужны дела! Нужны соответствующие убеждения и психологические установки сотрудников правоохранительных органов, судей и законодателей.

Вместе с тем, нам хотелось бы обратить внимание на следующую тонкость, проявившуюся в словах, вынесенных в эпиграф настоящего фрагмента. В. В. Путин или его спичрайтеры разорвали казалось бы совершенно устоявшеюся и ставшую привычно неразрывной связь между двумя частями словосочетания оперативно-розыскная работа. Разорвали - и, на наш взгляд, правильно сделали. По нашему мнению, оперативная и розыскная работа - понятия различные. Розыскная работа не обязательно ведется негласно и не обязательно методами, предусмотренными Законом об оперативно-розыскной деятельности. Оперативная же - это та деятельность, порядок производства которой предусмотрен только что названным нормативным актом.

Насколько мы помним, усилия в разграничении этих двух видов деятельности в послевоенный период предпринял сотрудник кафедры уголовного права и уголовного процесса Высшей школы МВД СССР Андрей Фадеевич Осипов. (2)

УПК РФ высказывает отношение своих разработчиков к использованию результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании весьма категорично. Его ст. 89, именуется - "Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности". Однако, в тексте нормы ни одного слова про порядок использования в доказывании результатов ОРД нет.

Разработчики нормы не находят компромиссного решения для реально существующей проблемной ситуации, реально существующего жизненного противоречия. Все содержание этой статьи - запрет. Запрет использования "в процессе доказывания" "результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам".

Так, что же получается? Для того, чтобы результаты ОРД могли быть использованы в процессе доказывания они, должны отвечать требованиям, предъявляемым к доказательствам. Но, если какой-либо источник информации отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам, он сам есть доказательство. И никакой статьи 89-й, или подобной ей, для того, чтобы стать доказательством, подобному источнику информации не надобно.

С другой стороны, результаты оперативно-розыскной деятельности не могут отвечать требованиям, предъявляемым к доказательствам уголовно-процессуальным кодексом, они ведь создавались по иным процедурам, процедурам, предусмотренной другим законом - Законом об оперативно-розыскной деятельности. А можно ли утверждать, что только уголовно-процессуальные процедуры истинны, что у них исключительная прерогатива на познание истины? Не означает ли определенная стеснительность разработчиков двух Законов об оперативно-розыскной деятельности, что они исходили из примата правовых норм уголовного судопроизводства.

Нам думается, что процесс трансформации результатов оперативно-розыскных мероприятий совершенно явственно распадается на два этапа. Первый регламентируется нормами оперативно-розыскного права, второй уголовно-процессуального. Уголовно-процессуальные требования к результатам ОРМ как источнику доказательств можно будет предъявлять только тогда, когда они попадут в сферу уголовного процесса в узком значении этого термина.

У нас складывается убеждение, что тексты ст. 50 ч. 2 Конституции РФ и первой фразы в части 1-й ст. 75 зачастую понимаются не так, как они написаны. Читаем в Конституции: при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. В ст. 75 УПК РФ 2001 г.: доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. В его предшественнике - УПК РСФСР 1960 г. после внесения в нее дополнений: доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы... В конституционном тексте не говорится, что порочность доказательства влечет за собой нарушение при его получении именно и только уголовно-процессуального закона.

С другой стороны, вряд ли логично предположение, что каждое доказательство должно быть проверено на соответствие всем действующим в стране законам, всем наличествующим в системе современного отечественного права его отраслям. Наверное, законодатель вряд ли имел в виду необходимость проверки каждого уголовного доказательства на соответствие его нормам, скажем, семейного и экологического права или требованиям дипломатической процедуры.

Мы понимаем конституционную формулировку как требование соответствия доказательств нормам тех отраслей права в рамках которых они создавались. Результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть использованы в процессе доказывания по уголовным делам, если они отвечают следующим двум условиям.

1. Если предлагаемые компетентным должностным лицом для применения в процессе доказывания по уголовному делу предмет или документ получены при проведении оперативно-розыскного мероприятия в соответствии с нормами Закона об оперативно-розыскной деятельности.

2. Если при приобщении к уголовному делу представленного предмета или документа и оперировании с ним соблюдены требования уголовно-процессуального кодекса.

Предъявление к процедуре оперативно-розыскного мероприятия требования соответствия предусмотренной уголовно-процессуальным кодексом процедуры недопустимо. Это разные отрасли процессуального права.

Наш вывод: статья 89 УПК РФ 2001 г. неконституционна. Она подлежит замене, с тем, чтобы ее новый текст соответствовал ее сегодняшнему названию. Мы полагаем этот вывод принципиально важным. Это будет первый в истории УПК РФ 2001 г. случай, когда по мотивам неконституционности в него вносится изменение, оптимизирующее достижение цели доказывания и, тем самым, цели уголовного процесса, а не ставящего препоны на их пути.

Проблемы оперативно-розыскного обеспечения правоохранительной деятельности, осуществляемой по различным направлениям и различными органами

Использование результатов ОРД при доказывании по УД есть лишь одна часть более общей проблемы - проблемы оперативно-розыскного обеспечения правоохранительной деятельности, осуществляемой по различным направлениям и, следовательно, различными органами.

В ночь на 22 июня 2004 г. вышедшие из подполья или пришедшие со стороны боевики провели успешную операцию против управляющих центров правоохранительных органов Ингушетии. В течение ночи они фактически хозяйничали в ряде населенных пунктов республики и ушли под утро, унося с собой несколько сот стволов, захваченных на складе оружия, расположенном недалеко от центра Назрани. (3)

Мы совершенно солидарны со знающим обстановку на Северном Кавказе отнюдь не только по чужим рассказам, недавним боевым генералом, сегодня вице-президентом Академии геополитических проблем, генерал-полковником Леонидом Ивашовым в том, что успех нападавших был обусловлен тем, что страна утратила разветвленную сеть разведки и контрразведки, потеряла профессионалов в этой области. (4) Этот упрек Л. Ивашов относит ко "всем силовым структурам", в том числе и к Главному разведывательному управлению (ГРУ) Министерства обороны. Вообще статья Л. Ивашова совсем невелика по объему, однако, громадна по содержащимся в ней мыслям, констатациям и рекомендациям.

После событий июньской ночи в Ингушетии пошли разговоры о надобности разместить в Назрани дополнительный полк внутренних войск. Словно предвидя такую реакцию на успешное нападение боевиков, Л. Ивашов пишет: "Не в количестве полков дело. Сегодня на Северном Кавказе необходима разветвленная агентурная сеть". (5) В сегодняшних условиях на Северном Кавказе разветвленная агентурная сеть необходима и для эффективного осуществления правосудия, в частности для обеспечения неотвратимости ответственности.

Пожалуй, наиболее эффективную и одновременно эффектную ситуацию сотрудничества разведки и правосудия продемонстрировали "Моссад" и израильский суд по делу Эйсмана. Любопытно, как сегодня оценивают израильские правоведы с позиций правосудия акты возмездия - физическое уничтожение выявленных разведкой человеческих целей на территории Палестины.

Т.о. мы воспринимаем приведенную выше рекомендацию Л. Ивашова, как относящуюся и к таким ведомствам как ФСБ и МВД. Сам же генерал-полковник адресовал ее, конечно, в первую очередь ГРУ. "Раз имеются крупные по численности незаконные вооруженные формирования, ГРУ должен акцентировать внимание на выявлении их намерений". () Об этом же свидетельствует продолжение его мысли о необходимости разветвленной агентурной сети на Северном Кавказе. Он продолжает публикацию так: "Требует усиления разведка на территории прилегающих государств, откуда боевикам поступает современные техника и вооружение, финансовые средства". (7)

Конечно, разведывательная и контрразведывательная работа не вся работает на УСП и не вся осуществляется методами ОРД. Однако здесь мы хотим сделать акцент на другой стороне многосторонней, подчас противоречивой, реальной жизненной проблемы. Если разведывательная и контрразведывательная работы без уголовного судопроизводства вполне возможны, то усилия уголовной юстиции и уголовной полиции по раскрытию и особенно профилактике большинства хорошо организованных и, как правило, тяжких и особо тяжких преступлений и преданию виновных суду без взаимодействия с контрразведывательной, разведывательной работами и оперативно-розыскной деятельностью, если на помощь не приходит случайность, остаются бесплодными. Количество и удельный вес преступлений, остающихся сегодня нераскрытыми, а преступников безнаказанными сегодня катастрофично, и чем опаснее злочинство, тем реже оно раскрывается.

"Создание собственной агентуры и резидентуры - дело крайне трудоемкое и кропотливое. Раньше агентов передавали по наследству, причем как самую ценную часть наследства. С развалом наших правоохранительных органов прервалась преемственность поколений, и ветеранам органов, уходящим на пенсию, особенно в начале девяностых, некому было передавать агентов... Это был провал агентурной работы, в середине девяностых переросший в катастрофу.

Особенно зримо этот провал проявился на Северном Кавказе. Пару раз еще в первую чеченскую компанию к федералам обращались некоторые представители горских чеченцев и предлагали принести на блюде головы Басаева и З. Яндарбиева. Рассматривались и варианты доставки их живьем. Необходимо было одно - деньги. Причем немалые, до миллиона долларов. Тогда эти вопросы никто не решил. Теперь за две военные компании мы потеряли сотни миллионов долларов и тысячи жизней". (8)

В море пролитой в Чечне крови велика роль оставшихся не пойманными Басаева и Яндарбиева. (9)

Причины того, что опасные преступления остаются нераскрытыми

Причина того, что множество опасных преступлений остается нераскрытыми, лица, их совершившие безнаказанными и, следовательно, имеющими возможность продолжать преступную деятельность, конечно, не одна. Нас вообще смущает, когда исследователь начинает характеристику цепи причинно-следственных связей с одной - главной, основной и т.д. - причины, из которой исходит исследуемое им следствие. Одной причины у конкретного жизненного явления не бывает. Слабую раскрываемость преступлений в современных условиях обуславливает множество причин во взаимодействии между собой. Конечно, эти причины могут быть и, как правило, бывают неравновесными. Однако следствие детерминируется ими во взаимодействии.

Было бы наивным предполагать, что в одном фрагменте исследования мы надеемся раскрыть все причины, по которым многие, и, прежде всего, крайне опасные для общества и государства преступления остаются нераскрытыми. Здесь мы ведем речь лишь о тех причинах, которые связаны с недостатками в обеспечении сотрудничества между уголовным судопроизводством и оперативно-розыскной деятельностью, т.е. в конечном счете с целеполаганием, функциями-задачами субъектов, действующих в уголовном судопроизводстве ex officio и степенью согласования с ними уголовно-процессуальных функций.

Среди них:

* недостаточное, а порой и просто плохое взаимодействие между ведомствами, решающими правоохранительные задачи;

* рассогласование усилий, предпринимаемых различными структурными подразделениями внутри этих ведомств.

Подробнее об этом - при рассмотрении функций-задач правоохранительных органов и судов.

***

1. Путин В. В. Время неопределенности и тревожных ожиданий прошло: Программное выступление Владимира Путина перед доверенными лицами // РГ. 20.02.04. - С. 5.

2. Осипов А. Ф. К вопросу о понятии оперативно-розыскных мер //Труды Высшей школы МООП РСФСР. - М., 1965. - С. 202-209. См. также: Ясинский Г. Взаимоотношения следователя МООП и органа дознания. - Социалистическая законность. 1964. N 7. - С. 19-20.

3. Снегирев В. Утром после боя: Почему стали возможны трагические события в Ингушетии? // РГ. 25.06.04. - С. 3. Часть этого оружия проявила себя во время трагических событий в Северо-Осетинском Беслане.

4. Ивашов Л. Некому идти в разведку: Агентурная сеть на Кавказе с прорехами // РГ. (В рубрике - "Компетентно"). 24.06.04. - С. 1,2.

5. Ивашов Л. Некому идти в разведку: Агентурная сеть на Кавказе с прорехами // РГ 24.06.04. - С. 1,2.

6. Там же. - С. 1.

7. Там же. - С. 2.

8. Борисов Т.. Осведомители: Как приживается новая практика выплаты вознаграждений за сведения о преступниках / РГ. 30.08.03. - С. 11

9. 13.02.04 в Катаре, где Яндарбиев получил политическое убежище, он был убит. Версий успешного взрыва его машины несколько. Благоволившие к нему катарские власти пытаются возложить ответственность за покушение на спецслужбы России.




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум