3.13. О ПРАВОВЫХ И ФАКТИЧЕСКИХ ПОСЛЕДСТВИЯХ ОТСУТСТВИЯ ЛЕГАЛЬНОГО ДЕФИНИТИВНОГО РАЗЛИЧИЯ ТЕРМИНОВ "СДЕЛКА" И "ДОГОВОР"

3. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЕ ПРАВО, СЕМЕЙНОЕ ПРАВО, МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО (СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 12.00.03)

Малышева Е.Ю., к.ю.н., доцент, заведующая кафедрой гражданско-правовых дисциплин

Российская академия правосудия Приволжский филиал

В последние годы в юридических изданиях довольно часто исследуется проблематика договорного права, об этом свидетельствуют как научные статьи, посвященные отдельным его разделам(1), так и целостные работы, являющиеся своего рода попытками изложить концептуальные по своей значимости формулы и основные тезисы договорного права(2).

В круг освещаемых в вышеуказанных работах вопросов, как правило, входят исследование функций договора, его видов, условий, то есть наиболее общие и, как нам кажется, формальные составляющие договора. Впрочем, встречаются небезинтересные и полагаем перспективные для дальнейшей разработки предложения, например в отнесении договоров, предметом которых является переход права собственности, не к договорам, а к распорядительным сделкам(3).

Появляются специальные научные исследования и по отдельным группам договоров. Например, Т.В. Ламм, в своей диссертационной работе, развивая положения пункта четвертого статьи 420 ГК РФ о том, что к многосторонним договорам общие положения о договоре применяются, если это не противоречит их многостороннему характеру, считает, что все такие договоры обладают своеобразным характером и в отличие от обычных гражданско-правовых договоров имеют свои собственные признаки, которыми являются: наличие единой цели, фидуциарность участников и специальные внутренние отношения между ними(4). А главным отличием многостороннего договора от двустороннего будет не количество волеизъявлений, а их сущность(5).

При этом, за пределами исследований, как правило, остаются предмет договора (авторами, в том числе и

академической учебной литературы нередко допускается смешение конструкций "предмет договора" и "объект договора"), отсутствует четкое и логичное разграничение "содержание договора" и "условий договора", "элементов договора" и того же "предмета договора" и т.д. До сих пор не выяснена реальная и действительная степень и пределы собственно договорного (свободного) регулирования.

Причиной такого сложившегося в договорном праве положения вещей, на наш взгляд, является, прежде всего, отсутствие четких и логичных легальных дефинитивных определений понятий договорного права. Это относится в первую очередь к правовым объектам "сделка" и "договор". Очевидна также и необходимость выработки как общегражданской, так и более специальной методологии (применительно к отдельным институтам гражданского права, использующих терминологию договорного права), позволяющей считать конкретные действия субъектов либо сделками либо договорами.

Последний тезис обоснован тем обстоятельством, что в научной литературе уже обсуждается правовая квалификация таких действий как, например "план внешнего управления" при одной из процедур банкротства. В частности ставятся вопросы о том, что это за акт (договор, локальный акт юридического лица - должника, многосторонняя сделка, или иное действие)(6).

В свою очередь, для большей аргументации поставленной здесь проблематики, мы можем иллюстрировать выдвинутый тезис и другими примерами.

Так, нами было замечено, что в отдельных случаях, действия одного субъекта гражданского права (односторонние действия) влекут установление обязательства (последствия) без квалификации таких действий как односторонней сделки либо как договора. Как правило, такие действия носят процедурный и организационный характер и по сути своей они безвозмездны.

Рассмотрим, например, акты передачи в распорядительных сделках. С одной стороны, эти действия являются двусторонними, но вряд ли они будут считаться договором. Последствием такого действия, согласно статьи 556 ГК РФ, является исполнение предмета договора. При этом, уклонение от подписания такого акта не вызывает никаких установленных законом последствий. Обратим внимание на тот факт, что договор, предметом которого является переход права собственности, заключен, но без акта передачи имущества - он не считается исполненным. И если следовать буквальному толкованию закона, за такое неисполнение договора нет санкций. То есть, принудить к подписанию акта передачи нельзя!

Заметим, что судебная и арбитражная практика, на сей счет, довольно противоречива. Постановление ФАС Северо-Западного округа гласит: "Оспариваемый акт, по которому были переданы квартиры, породил у сторон их подписавших, права и обязанности, что дает основания для оценки действий, совершаемых при оформлении акта, как сделки"(7).

Другого мнения придерживается ФАС Московского округа, который полагает, что акты приема-передачи не являются гражданско-правовыми сделками, выступая документами, оформляющими последствия сделок, их исполнение, фактическую передачу имущества, прав и обязанностей(8).

А вот в подрядных отношениях акт приема-сдачи результата работы при уклонении от его подписания имеет четкие последствия и не приостанавливает исполнение обязательства. Полагаем, такой акт может быть квалифицирован как двусторонняя (допускается и одностороннее волеизъявление) сделка, но не договор.

Продолжить рассуждения можно также на примере арендных правоотношений. Статья 611 ГК РФ "Предоставление имущества в аренду" прямо не указывает, каким образом осуществляются эти, по сути своей, фактические действия, направленные на исполнение возникшего арендного обязательства. Обратим внимание на последствия непредставления объекта аренды: 1). Истребование имущества и убытки; 2). расторжение договора и убытки. Таким образом, применительно к аренде указанные действия по передаче объекта аренды являются сделкой, но отнюдь не договором.

В связи с вышеизложенным, можно резюмировать следующее:

существуют действия, которые ни сделками, ни договорами в принципе не являются, носят процедурный (организационный) характер и они не имеют юридических последствий;

существуют действия, носящие одновременно фактический и процедурный характер, имеющие место на стадии исполнения обязательства, которые являются двусторонними сделками, имеют юридические последствия, но не будут договорами;

существуют действия, носящие либо фактический, либо процедурный характер, правовая природа которых (например, признание долга, которое в том числе, может быть зафиксировано актами сверок), близка к односторонним или двусторонним сделкам (не договорам), с юридическими последствиями, выходящими за рамки собственно договорного права (например, перерыв срока исковой давности).

При этом, сам факт согласования (подписания) передаточных и иных актов, не может быть доказательством того, что эти действия являются двусторонними. А это уже вопрос соотношения воли и волеизъявления. Полагаем, воля должника и воля кредитора в сделке различны, между тем воли сторон в договоре согласуются. Ю.Л. Сенина верно отмечает, что в сделках нет единого волевого процесса, и нет тождества двух встречных воль(9). В продолжении этих тезисов, по нашему мнению, в сделках, в отличие от договора, присутствует воля инициирующая и воля присоединившаяся. Очевидно, что в акте сверки воля кредитора более значительна, так как именно у него имеется интерес в том, чтобы должник признал долг (применительно к исковой давности). Следовательно, проявления воли и волеизъявление в сделках неоднопорядковые. Более того, в односторонних сделках воли у одной из сторон может и не быть, а волеизъявление у лица обязанного совершить действия презюмируется. В последнем случае формального согласия другой стороны не требуется.

Показательно, что именно эти вопросы ставятся во главу современных научных исследований в сфере договорного права(10).

Не можем не заметить, что полемика по поводу правовой природы исполнения обязательств в юридической науке идет уже давно(11). Современные же исследователи только приступили к рассмотрению проблематики соотношения категорий "действие", "исполнение обязательства", "сделка" и "договор". Большинством авторов высказываются вполне оправданные сомнения по поводу легального определения сделки как юридического действия. Однако более важным вопросом, по нашему мнению, исходя из возможностей ныне действующего Гражданского Кодекса Российской Федерации, в отношении существования договоров (как, впрочем, и сделок) не предусмотренных законом, является вопрос о реальном соотношении сделок и договоров. Именно поэтому очевидна необходимость их дефинитивного разграничения. И как было показано выше, указанная необходимость имеет явную практическую направленность.

Несомненно, признание, каких либо, действий (юридических фактов) известным правовым объектом, влечет различные фактические и правовые последствия в зависимости от правовой природы выбранного объекта. Полагаем, к числу последних следует отнести возможность легального распространения общих норм о договорах (либо о сделках) в отношении тех действий, которые традиционно не входили в сферу регулирования договорного права.

***

(1) См.: Казанцев М.Ф. Договорное регулирование. Цивилистическая концепция. // Правоведение. - 2003. - N2.

(2) См.: Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России: дис. ... д.ю.н. - М., 2001; Корецкий А.Д. Договорное право России. Основы теории и практики реализации. - М.: ИКЦ "Март", Р-н-Д, 2004.; Цветков И.В. Договорная дисциплина в рыночной экономике. - Смоленск: Универсум, 2005; Ефимова Л.Г. Рамочные (организационные) договоры. - М.: Волтерс Клувер, 2006;

(3) См.: Василевская Л.Ю. Вещные сделки по германскому праву: дис. ... д.ю.н. - М., 2004; Денисевич Е.М. Односторонние сделки в гражданском праве Российской Федерации: Дис. ... к.ю.н. - Екатеринбург, 2004.

(4) См.: Ламм Т.В. Многосторонние договоры в гражданском праве: дис. ... к.ю.н. - М., 2003.

(5) См.: Там же.

(6) См.: Дорохина Е.Г. Правовая природа плана внешнего управления // Российская юстиция. - 2006. - N 9. - С. 9-10.

(7) Постановление Федерального Арбитражного Суда Северо-Западного округа по делу N А56-11849/00 от 9 ноября 2000 г.

(8) Постановление Федерального Арбитражного Суда Московского округа по делу NКГ-А40-21727/00-50-262 // Архив Арбитражного суда г. Москвы.

(9) См.: Сенина Ю.Л. Категория воли в гражданском праве России (в аспекте гражадснко-правовой сделки): дис. ... к.ю.н. - Томск, 2006. - С.97.

(10) См.: Денисевич Е.М., Указ. соч. - С.24-38; Кашанин А.В. Кауза сделки в гражданском праве: дис. ... к.ю.н. - М., 2002; Сенина Ю.Л. Категория воли в гражданском праве России (в аспекте гражданско-правовой сделки): дис. ... к.ю.н. - Томск, 2006. и др.

(11) См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. - М., 1958. - С. 154; Кофман В.И. К вопросу о понятии сделки. // Материалы теоретической конференции (по итогам научно-исследовательской работы Свердловского юридического института за 1964). - Свердловск, 1966. - С.250; Толстой B.C. Исполнение обязательств. - М., 1973. - С.24. Толстой B.C. Проблемы исполнения обязательств по советскому гражданскому праву// Автореф. дис. д.ю.н. - М., 1976. - С.18. и др.




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум