ИНСТИТУТ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА КАК ЯВЛЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ И КУЛЬТУРЫ

Институт прав человека представляет собой целостную систему в политически организованном, демократическом обществе. Смысл такой системы - обеспечить нормальное, естественное развитие общества на основе экономических, социальных, духовных факторов. В соответствии с этим политическая власть должна быть "цивилизованной с человеческим лицом" (1). Должно быть обеспечено такое функционирование института прав человека, когда бы оно, в полной мере сохраняя качества реализации норм права, не приводило бы к тоталитарным порядкам, раскрывался бы позитивный потенциал правового государства, происходило бы нормальное развитие общества.

Права человека - это категория не узкоправовая. Ведь когда мы говорим о правах в юридическом смысле слова, о субъективных правах, то речь идет о тех социальных возможностях, которыми может пользоваться человек, и эти возможности закрепляются в законе. Но сводить проблему прав человека к узкоюридическому пониманию - это абсолютно неверно. Права человека - это высоконравственная, этическая категория.

Права человека начинаются как будто бы с простых вещей - с уважения человека к самому себе, с умения понимать окружающих, особенно в нашей многонациональной и многоконфессионной стране. Надо уважать историю своего Отечества, быть его патриотом, любить свою природу. Западные юристы, политологи, правозащитники пытаются убедить нас в том, что в России демократия началась чуть ли не с 1993 г. Если начинать отсчет демократии с расстрела Парламента, то получается уж очень мрачный исходный рубеж. Это неправильно, поскольку у нас, в силу гигантских территорий, в отличие от западного понятия свободы, есть еще понятие воли, раскрепощенной души. И россиянам всегда были присущи эти категории, они всегда боролись за самостоятельность своего Отечества, всегда отражали любые нападения врагов, крепили свои традиции.

Отличие, специфичность, уникальность, особость не всегда и не обязательно означают отсталость от так называемых передовых культур, и не обязательно стремиться к тому, чтобы догнать их. Иронизируя относительно попыток каждой эпохи быть судьей по отношению ко всему, что имело место в прошлом, Ф. Ницше писал: "В сущности, ни одна эпоха и ни одно поколение не имеют права считать себя судьями всех прежних эпох и поколений... В качестве судей вы должны стоять выше того, кого судите вы, тогда как, в сущности, вы лишь явились позже на историческую арену. Гости, которые приходят последними на званный обед, должны, по справедливости, получить последние места, а вы хотите получить первые!". Соглашаясь с такой позицией, можно утверждать, что во всемирно-историческом плане не совсем корректно делить историю на хорошие и плохие, светлые и темные периоды, низшие и высшие ступени, с точки зрения морально-нравственного совершенства и несовершенства народов.

В данном плане, по-видимому, был прав Н. С. Трубецкой, говоря, что "момент оценки должен быть навсегда изгнан из этнологии и истории культуры, как и вообще из всех эволюционных наук, ибо оценка всегда основана на эгоцентризме. Нет высших и низших. Есть только похожие и непохожие. Объявлять похожих на нас высшими, а непохожих - низшими - произвольно, ненаучно, наивно, наконец, просто глупо". (2)

В истории каждого народа, каждой культуры или цивилизации существуют изменчивое и постоянное, временное и вневременное. Одно растет, достигает рассвета, стареет и умирает, а другое в той или иной превращенной форме становится достоянием общечеловеческой культуры.

Цивилизация сменяет цивилизацию, уклад сменяет уклад, общественная формация сменяет общественную формацию. В недрах этих завершенных социально-исторических организмов понятие прав человека всегда существовало. Оно существовало и в античности, и в средневековье, хотя абстрактные права абстрактного человека - категория новая, модернистская. (3)

Русская культура не имела достаточно времени для того, чтобы в ней естественным путем появились только собственные формы и отношения. А потому наряду с последними действовали и заимствованные - византийские, литовские, шведские и др. Россия, как отмечал Ф. М. Достоевский, была предельно открыта чужому историческому опыту. Однако если правовые формы лишены прочной основы в общественном сознании, не вырастают из него, а лишь навязываются извне государством, то они очень легко отторгаются этим общественным сознаниеми психологией, которые предпочитают праву иные, более понятные и знакомые ему формы регуляции общественных отношений: моральные, патриархально-семейные, традиционно-бытовые, религиозные и т.п. (4)

Говоря о соответствии национального права (в части прав человека) с международным правом, требуется "не слепое, в некоторой степени холопское, подражание западноевропейским, американским системам, а возрождение и совершенствование отечественного опыта" (5), с учетом самобытности, менталитета и объективных условий российского общества.

"Цивилизация, - полагает профессор С. С. Алексеев, - представляет такую стадию формирования и развития общества, когда оно приобретает свою собственную основу, нуждается в поддержании своего существования, функционирования и развития в условиях самостоятельной, разумной деятельности людей, их объединений, и в этой связи, наряду с рядом других институтов, складывается центральное, определяющее звено социального регулирования - право (в значении позитивного права)".

Далее С.С. Алексеев различает доцивилизованное (доправовое состояние общества) и цивилизованное право в гражданском обществе (6).

Выделение категории основных прав человека отнюдь не означает отнесения иных прав к "второсортным", менее значимым, требующим меньших усилий государства по их обеспечению. Речь идет о другом. Основные права и свободы составляют стержень правового статуса индивида, в них коренятся возможности возникновения других многочисленных прав, необходимых для нормальной жизнедеятельности человека. Эти права очень важны для индивида, его взаимодействия с другими людьми, с обществом и государством. От основного права может отпочковаться значительное количество других прав индивида. Например, ст. 21 Всеобщей декларации прав человека предусматривает, что каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно либо через посредство свободно избранных представителей. Это основное право порождает иные права: право на участие в самоуправлении, право выдвигать своего кандидата на время избирательной кампании, право требовать отчета у избранного депутата о выполнении им своих обязанностей, право обращаться с запросом к депутату по какому-либо вопросу, связанному с деятельностью последнего, и т.д. (7)

Законодательство Российской Федерации закрепляет свободу и личную неприкосновенность каждого. Оно порождает целую систему прав, закрепленных в нормативных правовых актах.

Следовательно, основные фундаментальные права, зафиксированные в конституции государства и важнейших международных-правовых актах, являются правовой базой для производных, но не менее важных его прав. (8)

Основные фундаментальные права и вытекающие из них иные права и свободы обеспечивают различные сферы жизни человека: личную, политическую, социальную, экономическую, культурную. В соответствии с этим они структурируются по группам и наименованиям. Однако эти права относятся не только к различным сферам жизнедеятельности, но они различаются и по времени возникновения. Отсюда - появление понятия "поколения прав человека".

Первым поколением прав человека признаются те традиционные либеральные ценности, которые были сформулированы в процессе осуществления буржуазных революций, а затем конкретизированы и расширены в практике и законодательстве демократических государств - право на свободу мысли, совести и религии, право каждого гражданина на ведение государственных дел, право на равенство перед законом, право на жизнь, свободу и безопасность личности, право на свободу от произвольного ареста, задержания или изгнания, право на гласное и с соблюдением всех требований справедливости рассмотрение дела независимым и беспристрастным судом и ряд других. Это права, реализующие так называемую негативную свободу и обязывающие государство воздерживаться от вмешательства в сферы, регулируемые этими правами.

Второе поколение прав человека сформировалось в процессе борьбы народов за улучшение своего экономического положения, повышение культурного статуса (так называемые позитивные права). Для реализации этих прав требуется организационная, координирующая и иные формы деятельности государства по их обеспечению. (9)

В конце XIX - начале XX вв. новый либерализм, оценив неблагоприятную ситуацию, связанную с резкой поляризацией буржуазного общества, выдвинул идею социального реформирования общества, которое призвано было смягчить противостояние богатых и бедных в обществе. Можно отметить бисмарковскую социальную политику. На основе Манифеста германского кайзера 1881 г. в Германии была установлена единая система социального обеспечения в форме социального страхования. Веймарская Конституция 1919 г. закрепляла возможность добывать себе содержание трудом (это право не могло быть обеспечено в послевоенной Германии), право на социальное страхование в случае старости, болезни и т.д. В Конституции Германии в ст. 151 отмечалось, что "строй хозяйственной жизни должен соответствовать началам справедливости и целям обеспечения для всех существования, достойного человека".

10 июля 1918 г. V Съезд Советов утвердил первую Конституцию РСФСР, которая включала "Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа" и провозглашала пролетарский характер Советского государства. В ней нашли отражение важнейшие мероприятия государства в области экономики: национализация банков, земли, лесов, недр, вод; введение рабочего контроля и ВСНХ как первых шагов к национализации фабрик, заводов, рудников, транспорта (ст. З). (10) Конституция отразила федеративный принцип государственного устройства РСФСР (ст. 11).

Конституция РСФСР носила откровенно классовый характер. Проявлением этого являлось не только закрепление власти "целиком и исключительно" за трудящимися массами, но и введение всеобщей трудовой повинности "в целях уничтожения паразитических слоев общества и организации хозяйства" (п. "е" ст. З). (11)

Трудящимся предоставлялись политические права: избирать и быть избранными в органы Советской власти; свобода слова, собраний, митингов, шествий. Ставилась задача предоставить трудящимся "полное, всестороннее, бесплатное образование" (ст. 17). Признавались равные права "за гражданами независимо от их расовой и национальной принадлежности" (ст. 21).

Конституция закрепила не только права, но и обязанности, признав труд обязанностью всех граждан. Обязанностью всех граждан также являлась защита социалистического Отечества.

Конституция записала не только то, что существовало, но и наметила задачи на переходный период от капитализма к социализму, уничтожение эксплуатации человека человеком, беспощадное подавление сопротивления эксплуататоров, устранения деления общества на классы, построение социализма. (12)

Так были положены начала второго поколения прав человека. Широкий набор прав второго поколения был закреплен в Конституции СССР 1936 г., хотя некоторые права (например, право на образование) в качестве программы были заявлены еще в Конституции РСФСР 1918 г. (13) Параллельно с социальными преобразованиями в Советском Союзе шло реформирование экономических отношений в буржуазных государствах, поскольку реальная жизнь с неизбежностью выдвигала проблемы формирования системы социальной защиты человека, приобретавшей особое значение в XX в. в связи с ростом притязаний трудящихся на улучшение экономических условий существования, возрастанием национальных богатств развитых капиталистических стран.

Совершенно справедливо заметил профессор В. М. Курицын: "В США в 1923 г. в Конгрессе был внесен проект поправки к Конституции о предоставлении женщинам равных с мужчинами прав и лишь в 1972 г. Конгресс одобрил эту поправку". (14) В Советской России впервые в мире стали формироваться детские поликлиники, занимающиеся лечением и профилактикой болезней. В 1925 г. открыт первый в мире Институт охраны материнства и детства. Еще в середине XIX в. (примерно в 1847 г.) в Санкт-Петербурге в Медико-хирургической академии зародился самостоятельный раздел "Медицина детства", создана первая в мире кафедра педиатрии. (15)

Социальная защищенность гражданина в СССР оказывала воздействие на мировое общественное сознание, на идею формирования прав второго поколения. Немаловажное значение имела и боязнь социальных взрывов и потрясений в буржуазных государствах. (16)

Нормативное выражение социальных, экономических и культурных прав - права на труд и свободный выбор работы, на социальное обеспечение, на отдых и досуг, на защиту материнства и детства, на образование, на участие в культурной жизни общества и др. - во Всеобщей декларации прав человека и, особенно в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах явилось огромным шагом вперед в развитии прав человека, в расширении каталога этих прав, их обогащении.

Права первого поколения по своей природе отличаются от прав второго поколения. Это связано с позицией государства по отношению к этим правам. Права первого поколения в буржуазной политической и правовой мысли квалифицировались как негативные, т. е. право на защиту от какого-либо вмешательства, в том числе и государственного, в осуществление гражданских прав (прав члена гражданского общества) и политических прав (прав участника политической жизни). Речь идет, прежде всего, о защите индивидуальной свободы, ограничение которой неизбежно обедняет сферу общественной жизни и культуры. Очень образно эта идея была выражена Н. М. Коркуновым: "Для того чтобы исторически вырабатываемая общественная культура не утратила своей жизненности, чтобы она не замерла в неподвижном застое, необходимо, чтобы цивилизация включала в себя и право, обособляющее и оберегающее индивидуальное". (17)

Иная природа у социальных прав. Для их осуществления государству недостаточно воздерживаться от вмешательства в данную сферу. Задача состоит в том, чтобы создавать социальные программы и вести всестороннюю работу, которая позволила бы гарантировать провозглашенные социальные, экономические и культурные права. Ряд современных буржуазных государств не присоединились к Международному пакту о социальных, экономических и культурных правах, мотивируя свою позицию тем, что обозначенные в Пакте права не являются субъективными, поскольку не могут быть защищены в суде. Хотя такого рода соображения не лишены оснований, тем не менее, присоединение к Пакту создает обязательства для государства совершенствовать свое внутреннее законодательство и организовать в соответствии с ним свою деятельность. В конце XX в. государство не может не стремиться к тому, чтобы стать социальным. Это закономерность развития современных государств, нашедшая закрепление в ряде конституций зарубежных государств (ФРГ, Франции, Испании, Италии, Португалии, Турции). (18)

Если говорить о природе прав третьего поколения, то они были общественной необходимостью в 40-х и начале 50-х гг. XX столетия. Р. А. Мюллерсон полагает, что третье поколение прав человека можно назвать правами человека и правами народов: право на мир, на здоровую окружающую среду или на социальное и экономическое развитие принадлежат каждому человеку и каждому народу и, даже можно сказать, человечеству в целом. (19)

Права третьего поколения отличаются еще и тем, что кроме, пожалуй, права на самоопределение, которое нашло свое закрепление в международных договорах (ст. 1 обоих пактов) и рассматривается практически всеми государствами и учеными в качестве общепризнанного принципа международного права, другие права этой категории находятся на стадии становления в качестве юридически обязательных норм. Они содержатся только в резолюциях международных организаций (например, в Декларации о правах народов на мир, провозглашенной резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН в 1984 г. и Декларации о праве на развитие, принятой Генеральной Ассамблеей в 1986 г.). Их положения часто весьма неопределенны, и только постепенно происходит уточнение их нормативного содержания как прав человека и народов.

В то же время нельзя не отметить, что некоторые аспекты этих прав, являющихся правами человека и народов, пока как бы de lege ferenda, определенно и недвусмысленно закреплены в международном праве.

Возьмем, к примеру, право на мир. Ведь международное право запрещает применение вооруженной силы и даже угрозу ее использования в международных отношениях. Такие же обязательные элементы, содержащиеся во многих документах как международного экономического, так и экологического права, можно найти в праве на развитие или праве на здоровую окружающую среду.

В настоящее время принято называть все международные нормы в области прав и свобод личности международными стандартами. Этим термином охватываются весьма разнородные нормы, такие как правила международных договоров, резолюции международных организаций, политических договоренностей типа Хельсинкского заключительного акта, документов Венской и Копенгагенской встреч, международные обычаи. (20)

Индивидуальные и коллективные права неразрывно связаны, хотя и различны по своей природе. Право индивида - это естественное право, присущее ему от рождения, одна из главных ценностей человеческого бытия, и в качестве таковой оно должно выступать измерителем всех процессов, происходящих в обществе, ибо нарушение естественных прирожденных прав человека деформирует нормальное развитие общества, дегуманизирует его. Вот почему трудно переоценить значимость принципа "человеческое измерение", выработанного международным сообществом в последней четверти XX в. и являющегося ориентиром в тех сложных противоречивых. процессах, которые происходят сегодня в мире.

Наряду с правами человека (индивидуальными правами) существуют коллективные права (право народа, право нации, право общности, ассоциации). Они не являются естественными правами, поскольку формулируются и кристаллизуются по мере становления интересов той или иной общности или коллектива. Их нельзя рассматривать как сумму индивидуальных прав лиц, входящих в ту или иную общность или коллектив. Это качественно иные свойства, определяемые целями и интересами коллективного образования. Однако как бы ни были многообразны эти права, их правомерность должна неизменно проходить проверку "человеческим измерением" - правами индивида. Коллективные права никогда не должны игнорировать права человека, противоречить им либо подавлять их (исключением являются чрезвычайные ситуации, представляющие угрозу жизни народа, нации). Если коллективные права ведут к ущемлению прав отдельного человека, значит, цели, объединяющие такую общность, антигуманны и противоправны. Это не следует трактовать как утверждение примата эгоистического интереса индивида над интересами общности. Ценностный смысл выработанного тысячелетним опытом цивилизации набора универсальных прав человека состоит в том, что в них заложен потенциал тех естественных и непременных свойств, которые необходимы для нормальной жизнедеятельности человека и человечества в целом. Поэтому коллективные права не могут ранжироваться выше индивидуальных прав, а должны находиться с ними в гармонии, проверяться ими на "качество". (21)

Такой подход является единственно правильным, однако его далеко не просто реализовать в жизни. Противоречия, возникающие между правами человека, правами государства, народа, нации, национальных меньшинств, народностей, малых народов, являются одной из причин межнациональных конфликтов, в которых каждая из сторон выдвигает свои доводы правоты, справедливости, правомерности, отстаивает свое право на суверенитет, свои притязания на пересмотр границ, используя при этом исторические аргументы, трактуемые в свою пользу. Взвинченное национальное сознание, социальная психопатия ориентированы на ненависть к другому народу, игнорирование прав любого человека, не принадлежащего к его нации. На этом основаны все братоубийственные войны с их невиданной жестокостью и безрассудством. Национальная идея, призванная быть катализатором возрождения наций, народа, становится разрушительной силой, бессмысленной и человеконенавистнической. На передний план выдвигаются коллективные права нации, народа, которые они стремятся реализовать любой ценой, даже ценой массового истребления своего и чужих народов. Национальность есть положительное обогащение бытия и за нее должно бороться, как за ценность. Национальное единство глубже единства классов, партий и всех других преходящих исторических образований в жизни народов. Каждый народ борется за свою культуру и за высшую жизнь в атмосфере национальной круговой поруки. И великий самообман - желать творить помимо национальности. (22) Н. А. Бердяев, подчеркивая, что национальность есть положительная ценность, обогащающая жизнь человечества, без этого представляющую собой абстракцию, вместе с тем раскрывал подлинную суть национализма, который представляет собой "злое, эгоистическое самоутверждение и презрение и даже ненависть к другим народам", является "источником войн", создает "атмосферу войны", порождает шовинизм и ксенофобию. "Национализм гораздо более связан с ненавистью к чужому, чем с любовью к своему". (23) На передний план выдвигаются ложные коллективные реальности, утверждаемые как главная ценность. Жизнь людей определяется мифами, внедряемыми в их сознание лидерами нации, безумием и фанатизмом.

Это подтверждается сегодня трагическими конфликтами, происходящими в бывшей Югославии; в ряде регионов СНГ и России - Приднестровье, Нагорном Карабахе, Грузии, Таджикистане, Чечне. Они неизменно связаны с массовыми тяжкими нарушениями прав человека, которые происходят в результате стремления каждого из народов, участвующих в противоборстве, реализовать свое право на самоопределение. Право на самоопределение - неотъемлемое право народа и нации, однако его реализация ни в какой мере не может и не должна противоречить правам и интересам каждого человека, проживающего в регионе самоопределяющегося этноса. (24) Иной подход к решению своих национальных проблем является разрушительным и бесперспективным. Еще В. И. Ленин отмечал, противоправным было бы "всякое присоединение к большому или сильному государству малой или слабой народности без точно, ясно и добровольно выраженного согласия". (25)

Как можно разрешить сегодня эти конфликты, найти выход из тупика, как сбалансировать права человека и права народа? Ведь в реальной практике возникают острейшие противоречия между правом народа на самоопределение и принципом нерушимости границ, тенденцией к сепаратизму и целостностью государства, между народом в целом и входящими в него этносами. Оценочным критерием всех процессов, происходящих сегодня в сфере национально-государственных отношений, должен выступать принцип нерушимости прав и свобод человека. (26) Статья 1 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 1 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах провозглашают право народов на самоопределение, т. е. право свободно устанавливать свой политический статус и свободно обеспечивать свое экономическое, социальное и культурное развитие. Данное право в таком контексте выступает как первичное непременное условие осуществления всего каталога прав, закрепленного в пактах.

Статья 2 Пакта о гражданских и политических правах содержит обязательство государств уважать и обеспечивать всем находящимся на его территории лицам права, признаваемые в Пакте, без какого-либо различия в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, рождения или иного обстоятельства. Из этого вытекает, что право народа на самоопределение неотделимо от беспрепятственного осуществления всех прав индивида, а правомерность и легитимность осуществления этого коллективного права подтверждается либо опровергается отношением самоопределяющегося народа к праву каждого человека независимо от национальной принадлежности, религиозных убеждений и т. д. В этом смысле можно говорить, что права человека выше прав народа и прав нации. Хотя при нормальном развитии процессов самоопределения народа не должна возникать проблема ранжирования индивидуальных и коллективных прав, ибо цивилизованное понимание самоопределения неотделимо от принципа нерушимости прав человека. Поэтому международно-правовые нормы выражают неделимость коллективного права народа на самоопределение и прав отдельного индивида, их равнозначность, дают правовую основу для их сбалансирования. (27)

Такова природа и других коллективных прав, например, права на развитие, осуществление которого народами, освободившимися от колониальной зависимости, не должно ущемлять права индивидов, принадлежащих к иной национальности или расе. Коллективные права какой-либо общественной организации (ассоциации) не могут основываться на подавлении или ограничении индивидуальных интересов.

Завершая вопрос о третьем поколении прав человека, справедливо считает профессор Е.А. Лукашева правильным включать в это поколение лишь коллективные права. В современных теориях прав человека наблюдается тенденция относить к новому поколению такие права, которые конкретизируют индивидуальные права первых двух поколений (например, право на отличие, право на тишину и покой и др.). Наряду с этим можно признать правомерным включение в новое поколение таких коллективных прав, как право на солидарность и право на международное общение.

Нет сомнения в том, что права человека и права коллектива (общности) будут развиваться, учитывая динамизм общественных отношений современного мира, возрастание притязаний индивида на обогащение своих интересов и потребностей, все большую солидарность в формулировании своих интересов различными общностями (нациями, народами, общественными движениями). Это процесс закономерный, который может сопровождаться принятием нового международного документа, включающего более широкий перечень прав индивида и коллективных прав. (28)

Продолжение следует.

***

1. Алексеев С.С. Государство и право. Начальный курс. Издание второе, переработанное и дополненное. М.: "Юридическая литература", 1994. С. 28.

2. Гаджиев. К.С. Введение в геополитику. М.: "Логос", 2000. С.220 3. Миронов О.О. "Быть патриотом" // Завтра. 2001. N 34.

4. Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.М. Корельского и В. Д. Перевалова. М.: ИНФРА М-НОРМА, 1997. С. 487.

5. Базаров Р.А. Подготовка кадров в вузах МВД России: соответствие потребностям органов внутренних дел и современным криминальным тенденциям // Проблемы и перспективы высшего профессионального образования в Уральском регионе. Ч. 1. Челябинск, 1999. С. 9.

6. Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М.: НОРМА, 2001. С. 139-140.

7. Лукашева Е. А. Общая теория прав человека. М.: НОРМА, 1996. С. 20.

8. Там же.

9. Там же. С. 21.

10. Титов Ю. П. Хрестоматия по истории государства и права России. М.: "Проспект", 2000. С. 305.

11. Мулукаев Р.С. Общеправовые основы управления органами внутренних дел: Курс лекций. М.: Академия управления МВД России, 2004. С. 115.

12. История государства и права России: Учебник / Под ред. Ю.П. Титова. М.: "Проспект", 1999: С. 304-306.

13. Орлов А.С., Георгиев В.А., Георгиева Н.Г. и др. История России с древнейших времен до наших дней: Учебник / А.С. Орлов, В.А. Георгиев, Н.Г. Георгиева и др. М.: "Проспект", 1999. С. 367.

14. Курицын В.М. Развитие прав и свобод в Советском государстве. М., 1983. С. 160.

15. Российская газета. 2004. 7 апреля. 16. Права человека накануне XXI века. М., 1994. С. 201.

17. Коркунов Н.М. Общественное значение права. СПб., 1891. С. 76.

18. Лукашева Е.А. Указ. соч. С. 23.

19. Мюллерсон Р.А.. Указ, работа. С. 30.

20. Там же. С. 30-34.

21. Лукашева Е.А. Общая теория прав человека. М.: НОРМА,

1996. С. 23.

22. Бердяев Н.А. Судьба России. М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2000. С. 354.

23. Бердяев Н. Судьба России. М., 1990. С. 316, 317.

24. Шармазанашвили Г.В., Ципунов А.К. Право народов и наций на свободу и независимость. Критика буржуазных концепций: Учебное пособие. М.: Издательство Университета дружбы народов, 1987. С. 13.

25. Ленин В.И. Полн. собр. сочинений. Т. 35. С. 13.

26. Лукашева Е.А. Общая теория прав человека. М.: НОРМА, 1996. С. 26.

27. Международное право / Отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. М.: "Международные отношения", 1998. С. 409-410.

28. Лукашева Е.А. Общая теория прав человека. М.: НОРМА, 1996. С. 27.




  •  Литература
  •  Программы
  •  Поиск
  • Форум